Яндекс.Метрика

Блэз Манье Клод

Аннотация: Пьеса «Блэз» Клода Манье может служить образцом технически усовершенствованной комедии положений. Пьеса построена на внешних комических приемах, на разного рода недоразумениях и ошибочных действиях. Сделано это так талантливо, что зритель каждую минуту разражается смехом от неожиданного поворота событий, разворачивающихся в бешеном темпе. Посрамлен и высмеян глупый буржуа, а побеждает девушка-служанка.

Клод Манье Блэз Комедия в трех актах

Действующие лица Ариана Кларенс – взбалмошная женщина Блэз д’Амбриб – молодой художник без денег Мари – милая бретоночка Женевьева – красивая манекенщица Мсье Клебер Калье – бизнесмен Мадам Карлье – его жена Лаура Карлье – его дочь Пепита – прекрасная испанка

ДЕКОРАЦИЯ Красиво и оригинально обставленная современная гостиная в Париже. В глубине большой проем, слева через него выход в прихожую и кухню, справа – в столовую. Имеются три двери, ведущие в спальню, библиотеку и большой встроенный платяной шкаф. Акт первый – восьмое апреля, понедельник, одиннадцать часов пятнадцать минут утра. Акт второй – одиннадцатое апреля, четверг, днем. Акт третий – двенадцатое апреля, пятница, четырнадцать часов сорок пять минут.

АКТ ПЕРВЫЙ
При поднятии занавеса сцена пуста. На видном месте стоят два чемодана, один из которых не закрыт. По дивану разбросана одежда. На полу лыжи и принадлежности художника: мольберт, холсты, картины и так далее.
Голос Арианы. Посуда в буфете, столовое серебро в ящиках, скатерти и салфетки в шкафу, там же хрусталь.
Из столовой выходит Ариана, за ней идет Блэз. Ариана в лыжном костюме.
Ариана (направляясь в библиотеку). Здесь библиотека, вот передвижной бар. Даже осталось несколько бутылок, вы можете их допить, инвентаризацию делать не будем. Подарите мне просто бутылочку виски, когда я вернусь.
Блэз окидывает взором библиотеку, в то время как Ариана уже направляется к спальне.
Здесь спальня, но, кажется, я ее уже вам показывала. (Глупо смеется.) Ну вот! Теперь вы видели все! Остается только коснуться маленького деликатного вопроса: знаете, не выношу разговоров о деньгах… (Говоря все это, она заканчивает укладывать в чемодан лежащую на диване одежду, давая Блэзу держать то одно, то другое. Укладывает в чемодан широкий шотландский шарф.)
Блэз. Нет, это мой!
Ариана. О! Простите. Скажите, Мишель ввел вас в курс?
Блэз. Да, конечно. Кажется, речь шла о восьмидесяти тысячах франков за две недели?
Ариана. Абсолютно точно. Плюс мелкие расходы.
Блэз. Какие еще расходы?
Ариана. Ну, не будем же мы мелочиться – снимать показания счетчиков за воду, газ и электричество, потом за телефон, потом не знаю за что еще! (Берет пальто и собирается запихнуть его в чемодан.)
Блэз. Это тоже мое!
Ариана. Словом, я подумала, что мы можем договориться, если добавим еще, например, двадцать тысяч.
Блэз. Сверх восьмидесяти?
Ариана. Заметьте, я делаю это исключительно ради вас, потому что недавно мне одна подруга сказала: «Ариана, твоя квартирка не имеет цены».
Блэз. Нет, конечно!
Ариана (садится на чемодан, чтобы закрыть его). Помогите мне, пожалуйста!
Блэз (тоже садится на чемодан). Но это все-таки получается сто тысяч!
Ариана. Подождите, дайте соображу. Когда дело доходит до цифр, я совершенно теряюсь. Восемь и два – десять, да, верно. И я не говорю об отоплении. (Опять глупо смеется.)
Блэз. Хорошо, я сейчас выпишу вам чек.
Ариана (встает и вскрикивает). Да! Совсем забыла! Мишель поклялся мне головой своей матери, что вы будете беречь мою квартиру как зеницу ока. Клянитесь и вы тоже.
Блэз. Клянусь. (Поднимает руку для произнесения клятвы и опрокидывает вазу, которая падает на пол и разбивается.)
Ариана (кричит). Моя вазочка! Память детства!
Блэз. Я глубоко сожалею. (Становится на четвереньки и собирает осколки.)
Ариана (тоже становясь на четвереньки). Это ужасно! У меня даже нет времени устроить истерику – поезд в одиннадцать пятьдесят!
Блэз (встает и помогает подняться Ариане). Не беспокойтесь, я отдам склеить. Не задерживайтесь, а то опоздаете на поезд. (Заполняет чек.) Значит, вы говорили, сто тысяч франков.
Ариана. Пишите сразу – сто двадцать; с вазочкой будет круглая цифра.
Блэз (удивленно). За эту вазочку?
Ариана. Посмотрите в опись, увидите, что она там оценена в двадцать тысяч франков.
Блэз достает из кармана опись.
(Забирает бумагу у него из рук.) Вот, видите, написано: две вазочки, имитация китайских, двадцать тысяч франков». Видите, я ничего не выдумываю.
Блэз. Здесь написано – «две», а я разбил только одну.
Ариана. Но их ценность именно в том, что они парные, та что теперь осталась, практически ничего не стоит.
Блэз. Но…
Ариана. Не будем же мы разводить дискуссию из-за двадцати тысяч франков! Мишель рассказал мне о ваших планах, я в курсе. Если все выгорит, с вас магарыч, есть такое вульгарное выражение. (Глупо смеется.)
Блэз (смирившись, кончает заполнять чек) . Ладно, хорошо. На имя кого?
Ариана. Ариана Кларенс.
Блэз (записывает). К.Л.А.?
Ариана. К.Л.А., кла. Р.E.H.С, ренс.
Блэз (дописывает и отдает ей чек) . Вот.
Ариана. Сто двадцать тысяч, все правильно, большое спасибо. У вас очень красивый почерк. (Помахивает чеком, чтобы он высох.) Теперь я убегаю. Возвращаюсь в среду двадцать третьего и рассчитываю, что вы освободите мне квартиру вечером двадцать второго.
Блэз. Можете не беспокоиться.
Ариана. Тогда все в порядке. Теперь я вас покидаю. (Смотрит на часы.) До отхода поезда остается восемнадцать минут. Современная жизнь – настоящий вихрь, мы с вами понимаем, почему люди с ума сходят! (Берет чемодан.)
Блэз. Нет, этот мой!
Ариана. Где моя голова! (Берет чемодан, уже на выходе.) Не забудьте – вторник двадцать второе!
Блэз. Мадам! Вы забыли лыжи! (Подает ей лыжи.)
Ариана кладет их на плечо.
Ариана. Какое счастье, что вы здесь! (Поворачивается.) Блэз пригибается, так как лыжи чуть не стукнули его по голове.
Представьте – приехать в горы без лыж! На меня бы все пальцами показывали! Пока! (Еще раз поворачивается.)
Блэз хватает ее за лыжи.
Блэз. Мадам!… Вот эта вазочка была парной к той, которую я имел несчастье разбить?
Ариана. Да. А что?
Блэз перекидывает вазочку через плечо, и она со звоном разбивается. Ариана издает крик. Блэз за лыжи подталкивает ее в прихожую.
Блэз. До свидания, мадам, и позвольте мне пожелать вам очень-очень хорошего отдыха. (Оставшись один, осматривается вокруг.) О-ля-ля! Неплохое начало! (Берет чемодан, смотрит куда бы его поставить и идет в библиотеку.) Не сюда! Здесь библиотека. А где же спальня? Там! (Направляется к спальне, открывает дверь.)
Звонит телефон.
(Быстро заносит чемодан в спальню, возвращается, закрывает дверь, ищет взглядом телефон, находит его и снимает трубку.) Алло?… А, это ты, дорогая!… Да, переехал… Только что уехала… Нет, метрдотель еще не прибыл… Я знаю, что уже половина двенадцатого, но что я могу сделать?
Звонок во входную дверь.
Постой, звонят в дверь, это может быть он, не вешай трубку, я сейчас посмотрю. (Доходит до прихожей и кричит.) Входите, ключ в дверях. (Возвращается к телефону.) Алло? Женевьева?… Будешь через десять минут?… А, хорошо! Отлично… до скорого! Что?
В глубине сцены в кухню проходит Мари с чемоданчиком. И тут же возвращается и слушает конец разговора.
О! Сейчас мне не до ласковых слов! Послушай, Женевьева… Ну да, я тебя обожаю, но… Ты моя козочка… Вот именно… Жду. (Вешает трубку и оборачивается. Перед ним стоит восемнадцатилетняя девушка с косами и в очках, в руках держит чемодан и сумку.)
Мари. Мсье Блэз д’Амбрие?
Блэз. Да, а в чем дело?
Мари. Меня прислали из бюро по найму как прислугу для черной работы.
Блэз (у него перехватывает дыхание) . Что?
Мари (говорит очень громко, так как ей кажется, что он глухой). Меня прислали из бюро по найму…
Блэз. Да, я слышу, я не глухой! Но я просил совсем не то!
Мари (печально). Каждый раз одно и то же! Куда я ни прихожу, мне говорят: «Но мы просили совсем другое!» Никогда мне не устроиться на работу.
Блэз. Устроитесь, устроитесь, не отчаивайтесь! У меня совсем особый случай. Мне нужно, чтобы человек производил приличное впечатление.
Реакция Мири.
То есть, я хочу сказать, чтобы умел обслуживать за столом, понимаете?
Мари. О! Но я умею!
Блэз. Вы уже где-то работали, у вас есть рекомендации?
Мари. Нет, но у моей тети я делала по дому все.
Блэз. Вы, конечно, из деревни?
Мари. Как вы догадались?
Блэз. Да так.
Мари. Я из Плувенеза-Моедэка.
Блэз. Откуда?
Мари. Плувенез-Моедэк, в Бретани.
Блэз. Да-да, понимаю… Послушайте, мадемуазель, мне очень жаль, но у меня нет времени на ваше обучение. Я вынужден позвонить в бюро по найму и заявить, что я просил совсем не то! (Снимает трубку, но забыл номер. Достает записную книжку.)
Мари (плача). 432-24-37, каждый раз одно и то же.
Блэз. Ну успокойтесь, нечего плакать! У вас еще все впереди!
Мари. Мне надо зарабатывать на жизнь, мсье д’Амбрие!
Блэз. Да, конечно, к несчастью, всем нам надо, бедняжка моя, но… Занято! (Смотрит на часы.) Уже почти двенадцать, с минуты на минуту должны прийти гости.
Мари (продолжая плакать) . Может быть, разрешите мне попробовать? У моей тети, в Плувенезе…
Блэз. Очевидно, сейчас у меня уже нет другого выхода.
Мари (быстро утешившись) . Так я остаюсь?
Блэз. На пробу. Как вас зовут?
Мари. Мари Мадлен Лейауанк.
Блэз. Если вы не против, я вас буду называть просто Мари. Снимайте пальто.
Мари (собирается взять чемодан и сумку, но передумывает). У меня в сумке письмо от тети.
Блэз. Как мило!
Мари. Она сказала мне, чтобы я отдала его тому, кто меня возьмет на работу. (Протягивает ему письмо.)
Блэз. Ну-ка… (Читает). «Мадам…»
Мари (сдерживается, чтобы не расхохотаться). Тетечка думала, что я устроюсь к даме!
Блэз (читает) . «Вверяю вам судьбу моей внучатой племянницы, которая еще ничего не умеет!» Да! Повезло!… (Продолжая читать.) «Прошу вас, следите за ней. Если вы дадите ей выходной, отпускайте ее только с двоюродной сестрой, которая будет за ней заходить».
Мари. Тетечка говорит, что Париж очень опасный город, и она боится, что я буду выходить из дому по вечерам. И все из-за того, что один раз в Плувенезе мы с Одилией пошли в кино, а потом пили лимонад в кафе, и я поздно вернулась.
Блэз. Нет, мадемуазель, решительно это невозможно. Я – не ваша тетя. Париж в самом деле опасный город, и я не могу взять на себя ответственности… дать гарантии… Сейчас звоню в бюро по найму и отказываюсь. (Снимает телефонную трубку, снова забыл номер.)
Мари (в слезах). 432-24-37. (В то время, как Блэз набирает номер.) Если я не найду места, мне придется возвращаться в Плувенез. Тетечка ругает меня, что я не зарабатываю, и она меня кормит, а я ничего не делаю… Но я же не сижу сложа руки!
Блэз (с жалостью) . Ваша тетя с вами плохо обращается?
Мари. Не то чтобы плохо, но…
Блэз. Родителей у вас нет?
Мари. Понимаете, моя мама поехала работать в Париж. И после этого… Словом, когда она вернулась в Плувенез… Она была, как бы это сказать… Потому тетечка и боится…
Блэз. А! Вот оно что!
Мари. Она потом уехала, и с тех пор…
Блэз. Алло?… Бюро по найму?… Говорит Блэз д’Амбрие… Блэз д’Амбрие… Я заходил к вам вчера насчет… Да, да, я!… Я вам как раз по этому поводу и звоню… Это совсем не то, что я у вас просил!
Мари сдерживает слезы.
Вечером! Но вечером – поздно! Поймите, я жду гостей к обеду!… Ну да, сегодня, через десять минут!… Что?… Да, она очень славная, ничего не говорю, но… Да-да, эту часть своей жизни она мне уже рассказала… Я с вами согласен, но… Нет, но я вас очень хорошо понимаю… дело не в том, что… Это, скорее, я… Что? Конечно-Конечно, конечно… Да, разумеется, что делать?… Ладно, посмотрю… Да, да, обязательно… Вот именно… До свидания, мадам! (Смотрит на Мари, которая с интересом слушала весь разговор.) Так!… Делать нечего! Идите снимайте пальто!
Мари. Я правда остаюсь?
Блэз. Пока что – да!
Мари. О! Спасибо, мсье д’Амбрие!
Блэз (встает) . С этим вопросом – все. Скоро двенадцать, к обеду ничего не готово.
Мари (со рвением). Сбегать на рынок?
Блэз. Нет, не надо. Я заказал готовые блюда, их сюда доставят. Пока что снимайте пальто, и если память мне не изменяет, на кухне вы найдете фартук. А потом поможете мне все подготовить здесь. Быстрее. (Показывает Мари, как пройти в кухню. Затем выбирает одну из своих картин. Влезает на стул и снимает со стены висевшую там картину.) О-ля-ля! Если бы мне сказали, что я окажусь в подобном положении!
Мари возвращается и видит Блэза на стуле.
(Спускается со снятой картиной и указывает Мари на свою картину.) Сюда повесьте вот эту! (Взяв снятую картину, идет к библиотеке.)
Мари. Почему? Мне та больше нравится!
Блэз. Вашего мнения никто не спрашивает!
Мари влезает на стул. Блэз заходит в библиотеку и возвращается, толкая перед собой бар на колесиках. Видит, как Мари пытается повесить картину, выполняя акробатические трюки.
Не получается?
Мари. Я слишком маленькая для этого гвоздя. (Сделав еще одну попытку, вешает картину, но соскальзывает со стула и падает на Блэза, который в последний момент успевает ее подхватить.) К счастью, вы подвернулись! (Хохочет.)
В этот момент появляется Женевьева.
Женевьева (удивленно). Что происходит?
Блэз. Мы пытались повесить картину.
Женевьева. Кто это особа?
Блэз. Прислуга.
Мари (все еще у Блэза на руках, протягивая руку Женевьеве). Здравствуйте, мадам.
Блэз (осознает ситуацию и ставит Мари на пол). Пойдите в столовую и накройте стол на четыре персоны. Туда. Все что нужно – в буфете: тарелки, рюмки… Вы умеете накрывать на стол по крайней мере?
Мари. Неужели! (Выходит.)
Женевьева. Это же комедия!
Блэз (перенося стул, чтобы заменить еще одну картину). Ты думаешь, у меня есть хоть малейшее желание шутить?
Женевьева. Ты что, не объяснил в бюро, что тебе нужен метрдотель, и очень внушительный?
Блэз (встав на стул). Конечно, объяснил! Но теперь людям что ни объясняй, они ничего не понимают.
Женевьева (приближаясь к нему). Это не причина, чтобы забыть меня поцеловать! (Обнимает его за шею.) Кто скажет «спасибо» своей козочке? (Целует его.)
Появившаяся в этот момент Мари предупредительно кашляет. Блэз и Женевьева отходят друг от друга.
Блэз (очень смущенно). Мари… мне нужно сразу же вас предупредить… Эта мадемуазель… Как бы вам сказать… Словом, вы знаете, что Париж за город…
Мари. Меня можете не стесняться, я привыкла. У нас во время сенокоса многие так целуются.
Блэз. Вот как?! Ну, тогда у меня гора с плеч!
Мари. Это как в кино. Вы видели «Техасского наездника»?
Блэз. Нет, но если он идет неподалеку…
Мари. Иногда я воображаю себя сказочной принцессой.
Блэз. Об этом мы с вами поговорим в другой раз. (Видит, что Мари что-то ищет.) Что вы ищете?
Мари. Клеенку.
Блэз. Какую клеенку?
Мари. Стол застелить, неужели не понятно!
Блэз (хватается за голову и почти рыдает). О! Боже мой, боже мой!
Мари. Мсье, вам нехорошо?
Блэз. Скатерть!
Мари. Не поняла?
Блэз. На стол постелите скатерть!
Мари. Так бы сразу и сказали! (Выходит, подпрыгивая, как школьница.)
Женевьева. Нельзя сказать, что это идеальный тип горничной!
Блэз. Все из-за этой ненормальной Арианы Кларенс, которая должна была освободить мне квартиру в субботу. Я пригласил Карлье на сегодня и уже не могу отложить.
Женевьева. Во всяком случае, Мишель нашел не квартиру, а золото!
Блэз. Золото, ты правильно подметила! Так знай же – она обошлась в сто двадцать тысяч франков. Дороговато за денек!
Женевьева. Мишель сказал мне – восемьдесят.
Блэз (в ярости). Плюс мелкие расходы.
Женевьева. Ты вроде бы недоволен?
Блэз (с иронией). С чего ты взяла? Наоборот, это лучший день моей жизни.
Женевьева. Вечно тебе все не так! Все же устраивается – так, как мы хотели!
Блэз. Как ты хотела!
Женевьева. Как бы там ни было, если ты не сваляешь дурака, то скоро женишься на одной из самых богатых наследниц Парижа. Клебер только об этом и мечтает!
Во время разговора они снимают висящие на стенах картины и заменяют их картинами Блэза.
Блэз. Если тебе не трудно, не называй его при мне Клебером!
Женевьева. А как прикажешь его называть?
Блэз. Как хочешь или не называй вовсе, это будет еще лучше. Я тебе уже говорил, что мне в высшей степени неприятно слышать от тебя имя Клебера, поскольку я не могу не знать, что он твой любовник.
Женевьева. Любовник! Сразу какие слова! Ты мой любовник. А он – знакомый, помогающий мне справляться с моими жизненными трудностями.
Блэз. Так вот, если говорить о твоих трудностях, то не трудись напоминать мне о нем!
Женевьева. Поневоле приходится, поскольку благодаря мне ты скоро женишься на его дочери.
Блэз. Я еще не сказал последнего слова.
Женевьева. Снова начинается!
Блэз. Женевьева… Создалась ситуация, которую моя бедная мать назвала бы возмутительной. Жизненные обстоятельства вынуждают нас иногда совершать поступки, несовместимые с моралью, и вследствие этого…
Женевьева. Послушай, мальчик мой, сейчас двенадцать дня, а подобную философию я могу выслушивать не раньше двенадцати ночи, да и то со стаканом виски в руках. Блэз. Но посуди сама, моя козочка, вдумайся: ты говоришь, что любишь меня, а хочешь, чтобы я женился на дочери твоего любовника, причем ты по-прежнему останешься моей любовницей. Что ж в таком случае аморально, если не это?!
Женевьева. Еще раз повторяю тебе, что он мне не любовник. Но, учитывая, что мы вдвоем не можем существовать ни на мои заработки манекенщицы, ни на доходы от твоих картин, которые не продаются, я вынуждена…
Блэз. А щетки?
Женевьева. О чем ты говоришь? Пока что ты продал только три.
Блэз. Лиха беда – начало!
Женевьева. Во всяком случае, продавец половых щеток – это не профессия! Уж хоть бы пылесосы продавал! И потом, подумай сам – ты меня все время упрекаешь, что я говорю тебе о нем…
Блэз. О ком – о нем?
Женевьева. О некоем человеке! О известном тебе лице! О Клебере, в конце концов! Ты все время требуешь, чтобы я с ним рассталась. Так вот, когда ты женишься на его дочери, у тебя будет много денег, и моими трудностями будешь заниматься уже ты, и, таким образом, необходимость встречаться с ним отпадет сама собой. Ведь ты же этого хочешь, да?
Блэз. Разумеется, если смотреть на вещи под таким утлом зрения, тут есть определенная логика.
Женевьева. Ну конечно! Кроме того, ты еще одного не можешь себе представить – моего ложного положения по отношению к вам обоим. Уверяю тебя, не так уж это весело. Как я хочу, чтобы все поскорее устроилось! Ты вот, например, нисколько не страдаешь от того, что некоторые вечера мы не можем проводить вместе из-за того, что…
Блэз. Я прошу тебя!
Женевьева. Вот видишь!
Блэз. А когда роли переменятся, ты не будешь страдать «из-за того, что…»?
Женевьева (громко смеясь). Она такая дура! Уверяю тебя, если бы плюс к своим деньгам она была бы красивой, образованной и остроумной, я бы ни за что тебя с ней не познакомила. Я готова ради тебя на жертвы, но всему есть предел.
Блэз. Если когда-нибудь мои картины начнут продаваться, клянусь тебе…
Женевьева. До того дня у нас еще будет время все обсудить. Лаура д’Амбрие! Звучит совсем неплохо.
Блэз. Что ты сказала?
Женевьева. Лаура д’Амбрие. Так будет называться твоя жена, когда ты станешь ее мужем.
Блэз. Ах да, правда!
Женевьева. У меня такое впечатление, что твоя приставка «де» произвела большое впечатление на того мсье, о котором ты не хочешь, чтобы я тебе говорила.
Блэз. Это на кого же?
Женевьева. На привидение, призрак, фантом, на твоего будущего тестя, в конце концов! Его дочка – графиня! Он спит и видит эту свадьбу. Должна сказать, что мне тоже как-то странно думать, что ты граф!
Звонок в дверь.
Блэз. Что осталось от моего графства!
Женевьева (подходит и обнимает его за шею). Если бы тебя звали Дюраном, я бы все равно тебя так же любила. (Целует его).
В это время появляется Мари и снова начинает покашливать.
Блэз. Что вам нужно?
Мари. Звонили.
Блэз. Так почему вы не открываете? Вы здесь зачем?
Мари выходит.
Женевьева. Мишель в этой истории вел себя как настоящий дипломат. Я не могла сама тебя знакомить с Клебером, ты же знаешь, как он ревнив.
Блэз. Да-да, ты мне уже говорила, спасибо за уточнение. Женевьева. Лучше, чтобы он вообще не знал, что мы знакомы: это может вызвать у него подозрения. В один прекрасный день он представит нас друг другу – постарайся не расхохотаться.
Блэз. Не думаю, чтобы мне когда-нибудь пришла охота смеяться в его обществе.
Мари (возвращается). Это цветы. (Протягивает счет.)
Блэз. Три тысячи франков за дюжину роз – это даром! (Достает деньги из кармана и отдает их Мари.) Держите, Мари.
Мари выходит.
Женевьева. Пока все прекрасно.
Блэз. Да, до того момента, когда Карлье обнаружит, что я снял эту квартиру на две недели, что у меня нет ни гроша и что все это – блеф.
Женевьева. Как он может обнаружить? Впрочем, я уверена, все это для него не важно, ему достаточно твоей приставки «де».
Мари (возвращается с цветами). Куда их?
Блэз (яростно). Положите на пианино!
Мари (осматривается вокруг). Пианино нет!
Блэз. Да в вазу, черт побери! Куда же ставят цветы? Вот она, у вас перед носом.
Женевьева. Не нервничай так, мой милый!
Звонок в дверь.
Пойду открою. (Выходит.)
Блэз. Снимите бумагу перед тем, как ставить в воду!
(Достает из своих рабочих принадлежностей ножницы и подходит, чтобы помочь Мари.)
Мари. Вы так и не дочитали письма моей тети!
Блэз (поправляя цветы) . Не обижайтесь, но разговор о вашей тете мы отложим до лучших времен!
Мари. Она вам написала про баню.
Блэз. Какую баню?
Мари. Я бы хотела знать, смогу ли я раз в неделю ходить в баню?
Блэз. Сейчас самое время для разговоров о бане! Вы что, не понимаете? Принесите лучше воды.
Мари выходит. Блэз поправляет букет. Входит Женевьева.
Женевьева. Устрицы. (Протягивает ему счет.)
Блэз. Четыре тысячи восемьсот франков! За четыре дюжины устриц! Грабеж! Пойди же заплати. (Протягивает ей деньги.)
Женевьева выходит. Входит Мари с огромным туалетным кувшином.
Это еще что?
Мари. Разве вы меня не за водой посылали?
Блэз. О господи! Наливайте в вазу!
Женевьева возвращается.
Хватит, достаточно! Теперь идите в кухню и разложите устрицы по тарелкам. По дюжине на тарелку, понятно?
Мари (уходя). Да.
Блэз. До двенадцати вы считать умеете?
Мари смотрит на Женевьеву и перед тем, как выйти, разражается громким хохотом.
Ей одной весело!
Женевьева. Послушай, во время обеда не отвлекайся, следи за собой – ты великий художник, живешь здесь уже пять лет и продаешь картины по триста тысяч франков!
Блэз. Почему бы сразу не заломить четыреста? А через две недели что я буду говорить?
Женевьева. Через две недели ты будешь уже почти женат, и тогда говори все что хочешь. Что квартира тебе мала, ты уступаешь ее знакомой, не знаю!
Звонок в дверь.
Ох, нужно сматываться, если он меня здесь застанет – все пропало!
Блэз. Вот бы я посмеялся! У твоего Клебера глаза бы на лоб полезли!
Женевьева. Ах нет! Нет, Блэз! Не могу вынести, что ты при мне называешь его Клебером! Поражаюсь твоей нетактичности!
Блэз. Ну, ты сильна!
Женевьева. Ты себе не отдаешь отчета!
Блэз. В конце концов, это мой будущий тесть, я имею полное право называть его Клебером!
Мари (входя). Принесли торт. (Протягивает счет.)
Блэз. Тысяча восемьсот! Надеюсь, он хоть вкусный! (Дает Мари деньги.)
Мари. По виду вкусный! (Облизывает пальцы и выходит.)
Блэз. Если даже твой фокус не удастся, то по крайней мере один раз поживем на широкую ногу! Кстати, а деньги за квартиру у тебя уже есть?
Женевьева. Нет. Клебер еще не успел мне дать.
Блэз. Послушай, любовь моя, не забывай, что ты меня втянула в эту авантюру против моей воли. Ты сказала, что весь риск берешь на себя. Кроме того, ты прекрасно знаешь, что такая роскошь мне не по карману.
Женевьева. Какое значение имеет день или два?
Блэз. Как какое? Я подписал чек и думаю излишне тебе напоминать, что у меня на счету нет ни гроша!
Женевьева. Ты подписал чек?
Блэз. Конечно, а как же ты думала можно иначе?
Женевьева. Не беспокойся, пока он дойдет до банка, я достану деньги.
Блэз. Надеюсь!
Женевьева (смотрит на часы). Который час? Мне надо уходить, семейство вот-вот явится… О! Мне пришла в голову одна мысль!
Блэз. Каждый раз, когда тебе приходит в голову мысль, у меня мурашки бегут по спине!
Женевьева. Слушай: во время обеда я несколько раз тебе позвоню, и ты будешь мне отвечать, как будто ты разговариваешь с заказчиками, это произведет впечатление.
Блэз. У меня пока нет привычки к таким разговорам.
Женевьева. Одновременно дашь мне понять, как обстоят дела.
Блэз. Постараюсь.
Женевьева. Увидишь, все будет хорошо.
Блэз. Дай бог!
Женевьева (целуя его). Ты мой котенок.
Появляется Мари. Блэз и Женевьева отходят друг от друга.
Блэз. Вы появляетесь всегда во время сенокоса.
Мари. Устрицы готовы.
Женевьева. До свиданья, мой дорогой, оставляю тебя, постарайся быть на высоте, не забудь, что я говорила. Я тебе скоро позвоню. Желаю удачи, мой котенок. (На минуту задумывается.) Какая досада, что вы обедаете вместе, а мне придется обедать одной! Что делать?! (Выходит.)
Мари. Это ваша невеста?
Блэз. Нет, моя невеста сейчас придет.
Мари (удивлена). Ах так!
Блэз. Да, и не пытайтесь ничего понять, молитесь богу, чтобы все сошло хорошо. Подойдите поближе, я на вас посмотрю. (Оглядывает Мари. На лице его полное отчаяние. Снимает с нее очки.) Уже лучше. (Отходит подальше от нее, поднимает руку и показывает три пальца.) Сколько пальцев вы видите со своего места?
Мари. Три.
Блэз (показывает пять пальцев). А теперь?
Мари. Пять.
Блэз. А сейчас?
Мари. Один.
Блэз (отдает ей очки). Так, до нового приказа очки будете держать на кухне.
Мари. Дело в том, что я вблизи не вижу.
Блэз. Тем лучше для вас, будете держаться на расстоянии. Звонок в дверь.
Уже! Да еще раньше времени! Открывайте, чего вы ждете?
Мари выходит. Блэз торопливо ставит картину на мольберт, принимает очень «артистическую» позу, делая вид, что работает. Мари возвращается и протягивает новый счет.
Мари. Это за вино!
Блэз. Пять тысяч двести! (Роется в карманах и достает деньги.) Три тысячи… четыре… четыре пятьсот… четыре девятьсот… (Смотрит на счет.) Пять двести! Черт возьми, у меня не хватает! (Роется еще в карманах, достает бумажник, начинает нервно метаться по комнате.) О-ля-ля-ля-ля! Как я хочу все послать к черту!
Мари. Может быть, я вам чем-нибудь могу помочь, мсье д’Амбрие?
Блэз (пожимает плечами, потом передумывает и подходит к Мари). Да, если одолжите мне до вечера триста или четыреста франков!
Мари. И только-то! Сейчас сбегаю за сумкой!
Блэз (садится на диван). Женщины все безумные! О чем они думают?! Попробуй им что-нибудь докажи! Не успеешь оглянуться – и пожалуйста! – ты уже втянут в такое, что костей не соберешь!
Мари (возвращается с сумкой, из которой начинает доставать множество разнообразных вещей, в том числе фотографию). Вот моя тетя, как она вам нравится?
Блэз. Очень, очень, но поскорее.
Мари (достает монету). Держите сто франков!
Блэз. Это все, что у вас есть?
Мари. Нет, нет, что вы, постойте! (Достает медные монеты, считает). Сто пятьдесят… двести… двести двадцать… двести сорок… двести шестьдесят… двести семьдесят… двести восемьдесят…
Блэз (нетерпеливо). Дайте я вам помогу.
Мари становится на колени и вытряхивает из сумки на пол медные монеты по одному и два франка. Блэз тоже становится на колени и вместе с Мари собирает и считает деньги.
Мари. Двести восемьдесят шесть… Двести восемьдесят восемь… Двести восемьдесят девять… Двести девяносто один…
Блэз (одновременно с Ней). Два… четыре… пять… семь… девять… девятнадцать… двадцать три… двадцать семь… Сколько у вас?
Мари. Двести девяносто один.
Блэз. У меня двадцать семь, это будет…
Мари (быстро). Триста восемнадцать!
Блэз. Как вы быстро считаете!
Мари. Просто я знаю, сколько у меня в сумке, мсье Блэз.
Блэз. Сразу сказать не могли? (Встает.) Итак, четыре тысячи девятьсот и триста восемнадцать это будет пять тысяч двести восемнадцать. (Смотрит на счет.) Пять тысяч двести, прекрасно. На чай дадите восемнадцать франков, он торгует вином, значит, напивается и так.
Мари начинает смеяться.
Что тут смешного?
Мари. Мсье Блэз, вы очень смешной человек!
Блэз. Ну, не будем терять времени!
Мари выходит.
Чтобы я еще когда-нибудь ввязался в подобную авантюру! (Кричит Мари.) Шампанское поставьте в холодильник! (Снова продолжает заниматься устройством комнаты.) Лучше бы я стал геологом, как в школе хотел! Теперь бы был в джунглях! В джунглях – вот где нечего бояться!
Мари (возвращается). Все в порядке.
Блэз. Хорошо. Да! Скажите мне – вы по телефону умеете разговаривать?
Мари. А чего тут уметь?
Блэз. Проверим. Вот телефон, он звонит, вы что делаете?
Мари. Снимаю трубку.
Блэз. Давайте снимайте трубку, как будто он в самом деле звонит.
Мари снимает трубку и прикладывает ее к уху.
Вас спрашивают: «Скажите, пожалуйста, мсье д’Амбрие дома?» Что вы отвечаете?
Мари. Отвечаю, что да!
Блэз. А вот как раз и нет!
Мари. Тогда говорю «нет».
Блэз. И опять не так.
Мари. Попробуй пойми вас!
Блэз. Есть люди, для которых я дома, есть люди, для которых нет.
Мари. Да, но я-то как догадаюсь?
Блэз. Вот потому-то вы и должны сначала спросить: «Простите, а кто его просит?» И, если вы сразу как следует не расслышите, попросите повторять до тех пор, пока не станет ясно. Затем вы говорите: «Пойду узнаю».
Мари. Не глупо.
Блэз (берет телефон из рук Мари и вешает трубку). Начнем еще раз… Дзынь!
Мари (снимает трубку). Алло!
Блэз (зажимает себе двумя пальцами нос, чтобы говорить гнусаво). Позовите, пожалуйста, мсье д’Амбрие!
Мари разражается громким смехом.
Нечего смеяться, мне не до смеха! Поскольку вы ничего не умеете, я вынужден учить вас с азов. Начали? (Снова забирает у нее аппарат и вешает трубку.)
Мари. Начали!
Блэз. Дзынь!
Мари (снимает трубку). Алло!
Блэз (зажимая себе нос). Позовите, пожалуйста, мсье д’Амбрие!
Мари. Простите, а кто его просит?
Блэз (нормальным голосом) . Отлично… (Зажимает нос.) Мсье Тартампьон.
Мари. Мсье какой?
Блэз. Тартампьон.
Мари. Как-как?
Блэз (нормальным голосом орет со всей мочи). Тартампьон!
Мари (отодвигает трубку от уха, как если бы звук шел из нее. Затем зажимает себе нос и отвечает). Пойду узнаю. (Изо всех сил старается не рассмеяться.)
Блэз. Повторяю вам, ничего смешного нет! Теперь идите передайте мне.
Мари. Это куда?
Блэз. Скажем, я в столовой.
Мари (направляется к столовой) . Мсье Тартампьон у телефона!
Блэз (втягиваясь в игру). Алло?… (Осознает ситуацию и вешает трубку.) Ну что ж, пожалуй, ясно. Подойдите поближе, я еще раз на вас посмотрю.
Мари подходит.
(Дергает ее за косу.) Это еще что такое?
Мари. Коса.
Блэз (в полном отчаянии. Внезапно взгляд его падает на ножницы, которыми он недавно разрезал упаковку букета. Переводит взгляд с ножниц на косу Мари). Постойте-ка… Отвернитесь… (Хватает ножницы и отрезает одну косу.)
Мари (с криком оборачивается). Моя коса!
Блэз обрезает другую косу.
Мари. Что тетечка скажет!
Блэз. Раз и навсегда категорически запрещаю вам говорить о вашей тете. А теперь причешемся. (Достает из кармана расческу и хочет ее причесать.)
Мари. Я лучше сама.
Блэз (отдавая ей расческу). Держите!
Мари (подходит к зеркалу и причесывается). Что только не приходится делать, чтобы заработать на жизнь!
Блэз. Если бы для этого надо было только стричь волосы, я бы каждое утро брился наголо!
Мари (смеется). Воображаю, на кого б вы были похожи!
Блэз. Ваши замечания оставьте при себе!
Блэз продолжает ходить вокруг Мари, осматривая ее. Мари в свою очередь обходит вокруг Блэза и осматривает его.
Мари (вскрикивает). О, мсье Блэз!
Блэз. Что еще?
Мари. Пятно на брюках!
Блэз. Только этого не хватало! Что же делать?
Мари. Я сейчас отчищу. Снимайте скорее!
Смущенный Блэз скрывается в библиотеку.
Голос Блэза. А вы это умеете?
Мари. Мне ли не уметь! В Плувенезе как только тетечка находила пятно, она мне сразу говорила…
Голос Блэза. Нате! И поскорей! (Из-за двери протягивает ей брюки.)
Мари. Сейчас, сейчас, мсье Блэз!
Голос Блэза (яростно). И не называйте меня все время «мсье Блэз». Сколько можно! В конце концов!
Мари выходит. Звонит телефон.
Блэз (входя) . Иду, иду, сейчас! (Он завернулся в шотландский шарф, и кажется, будто он в шотландской юбке. Снимает трубку.) Алло?… Кто говорит?… Кто, кто?… Ах, это ты, дорогая. Зря стараешься, они еще не пришли.
В этот момент появляются мсье, мадам и мад ему а з е ль Карлье. Впереди них идет Мари.
Мари. Блэз! К вам гости!
Блэз (поворачивается и видит семейство Карлье). Мсье Карлье! Какая приятная неожиданность!… Заметьте, я вас ждал, но… (Быстро вешает телефонную трубку. Забыв про свой вид, бросается навстречу пришедшим.) Как вы поживаете? (Жмет руку Карлье.) Мадам, мое почтение. (Почтительно наклоняется к руке мадам Карлье.) Мадемуазель, я в восторге, что вижу вас. (Пожимает ей руку. Дальше рядом с Лаурой стоит Мари. В порыве жмет руку и ей.) Мадемуазель… (Спохватившись.) Ваше место на кухне!
Мари уходит.
Проходите, прошу вас!
Но семейство застыло на месте и ошеломленно смотрит на Блэза. Мадам Карлье даже достала свой лорнет.
(Внезапно вспоминает о своем виде.) Ах, вас удивляет мой вид!… Все проще простого! У меня на брюках было пятно… А представьте себе, мой камердинер внезапно уехал на похороны матери… умершей тоже внезапно… А моя кухарка… ошпарила себе ноги, опрокинув огромную кастрюлю… Тоже внезапно!… (Вопит в направлении кухни.) Ну, Мари, где брюки? (Хватает картину и прикрывает ею ноги.) Это дочь моей кухарки, она немного с приветом… Кроме того, потрясена тем, что мать ошпарилась… Но, в конце концов, еще счастье, что она есть, иначе я должен был бы принимать вас один. Представляете мое положение?!
Семейство Карлье смотрит на Блэза все более обеспокоенно.
Мари (возвращается с брюками). Держите, Блэз, мне кажется – ничего!
Блэз вырывает у нее из рук брюки и бросается в библиотеку. Картину, которой он закрывал свои ноги, он держал обратной стороной; уходя, он ее переворачивает, это –  обнаженная натурщица в смелой позе.
(Очень громко, чтобы Блэз ее слышал.) Не понимаю, где вы могли ухитриться, ведь это было масляное пятно! (К семейству.) Вы бы знали, с каким трудом я его оттерла! Голос Блэза (вопит). Немедленно на кухню!
Все три головы семейства Карлье одновременно поворачиваются то в сторону Блэза, то в сторону Мари, следя за разговором, как за теннисным матчем.
Мари. Хорошо, Блэз.
Голос Блэза. И потом, что это за манеры называть меня «Блэз»! Зовите меня «мсье»!
Mapи. Вы мне сами сказали не называть себя «мсье».
Голос Блэза. А-а! Простите, пожалуйста! Я сказал вам, чтобы вы не называли меня «мсье Блэз»!
Мари. А я поняла, что вы сказали, чтобы я вас не называла «мсье».
Блэз. Ничего подобного! Ничего подобного! (Выходит из библиотеки. Семейству.) Вот что я ей дословно сказал… (Осознав ситуацию, меняет тон.) Прошу извинить ее! Она еще ничего не умеет! (Знаками показывает Мари, чтобы она убиралась.) Иногда мне приходится делать ей выговоры! (Опять делает знаки Мари.) Пока что, прошу вас, раздевайтесь. (Помогает семейству снять пальто.)
В это время звонит телефон. Мари снимает трубку.
Мари. Алло?… Простите, кто говорит?… Как, как?… Сейчас пойду узнаю. (Блэзу.) Там какая-то дама, которая говорит, что ее зовут мсье Дюпон! (Разражается громким смехом.)
Блэз (вне себя). Если вы немедленно не уберетесь на кухню, я вас вышвырну за дверь! (Бросает ей на руки три пальто.)
Мари выходит.
Блэз (идет к телефону). Что это значит в конце концов?! Алло?… Да, это я… Нет, меня нет дома. (Вешает трубку.) Ни минуты покоя! О! Что же я смотрю! Прошу вас, садитесь!
Семейство двигается вперед.
(Предлагает кресло мадам Карлье.) Прошу вас, мадам!
Она садится. Кресло под ней разваливается.
(Бросается к ней и помогает встать.) Что происходит?! Я так сожалею! С этим креслом это впервые, иначе, как вы понимаете, я бы его уже починил. (Быстро приносит стул.) Вот, садитесь, пожалуйста, дорогая мадам! (Предварительно ощупывает стул и даже садится на него и подпрыгивает, чтобы испытать его прочность.) Это гораздо прочнее. Можете ничего не бояться!
Мадам Карлье, прежде чем сесть, пробует стул, а мсье Карлье и Лаура пробуют диван.
Выпьем аперитивчик, чтобы прийти в себя. Прошу прощения, я сейчас! (Бросается в библиотеку и тут же врывается обратно.)
Три головы Карлье следят за ним с тревогой.
Ну, что я за человек, ведь бар здесь! (Раздает семейству стаканы.) Что вы предпочитаете? Портвейн? Чинзано? Мартини? Широкий выбор. (Берет одну бутылку.) Каплю портвейна, мадам? От этого вреда не будет. (Хочет налить мадам Карлье, но бутылка абсолютно пуста.) Хм! Портвейн кончился! Странно! Может быть, тогда мартини?… (Берет другую бутылку, но и она тоже пуста. Стучит по ее дну.) Ах! И мартини нет! Бандитка!
Семейство подскакивает.
То есть я имею в виду своего камердинера, это определенно он прикончил ее, узнав о смерти своей матери!… А! Вот Фернет-Бранка! Вы это любите? Моя бедная бабушка всегда его пила и говорила… что это – само здоровье в бутылке! (Наливает стакан мадам Карлье. В бутылке ничего не остается.) Исполнение желаний! (Глупо смеется, в то время как все семейство сидит не шелохнувшись. Перестает смеяться и достает новую бутылку.) А! Вот славная бутылочка! Если не ошибаюсь, «Мари-Бризар»! Мадемуазель, разрешите я вам налью, она почти полная. (Начинает наливать.)
Мари (появляясь). Мсье!
Блэз. Что там еще? (Поворачивает голову и продолжает лить на платье Лауры, которая настолько потрясена, что даже не шевелится.) О! Извините! Не знаю, как и просить прощения! Постойте, я вам сейчас дам носовой платок. (Роется в карманах, но платка не находит. Вкладывает бутылку в руки Лауры.) Куда я мог его деть! (Замечает платок в нагрудном кармане пиджака Карлье и берет его.) Вы позволите? (Вытирает платье Лауры.) Повезло еще, что вино не красное! (Глупо смеется, вкладывает носовой платок в карман Карлье, стараясь положить его красиво.) Вот! Все в порядке!
Из кухни доносится голос Мари, распевающей марш.
Прошу вас еще раз меня извинить, но мне нужно пойти в кухню и посмотреть, что делает «обслуживающий персонал». (Выскакивает из комнаты.)
Карлье поворачиваются ему вслед. Оставшись одни, они ошеломленно переглядываются.
Голос Блэза. Сейчас, сейчас, все уже готово, не волнуйтесь!
Мари (входит, неся поднос с устрицами. Останавливается перед Карлье). Пальчики оближешь! (И уходит в столовую.)
Три головы Карлье следят и за ее перемещениями.
Блэз (влетает в комнату и быстро отбирает у всех стаканы). Ну вот! Все допили аперитивчик! Теперь, я думаю, можем идти к столу. (Сужимками подает руку мадам Карлье.) Мадам Карлье, окажите мне честь… Мсье Карлье… Мадемуазель… (Открывает дверь и пропускает семейство вперед.) Прошу вас, садитесь.
Семейство уже вошло, Блэз тоже собирается войти, но мсье и мадам Карлье выходят обратно с недоуменным видом.
Блэз (заглядывает в дверь). О! Простите, это одежный шкаф! (Закрывает дверь.) А где же столовая?… Сюда! На этот раз не ошибемся!
Голос Лауры (оставшейся в шкафу). Мама!
Блэз (бросается, чтобы выпустить ее). О, простите, преступная рассеянность! Сюда, пожалуйста! (Приглашает семейство пройти в столовую.) После вас, прошу вас!
Все выходят.
Мари (появляясь). Блэз! То есть, я хочу сказать «мсье Блэз»! То есть, я хочу сказать «мсье» без «Блэз»!
Голос Блэза. Что еще?
Мари. Лимоны!
В этот момент звонит телефон.
(Быстро бросает в направлении столовой четыре лимона и бежит к телефону.) Алло?… Мсье д’Амбрие?… Да, сейчас… Сейчас позову… (Хочет пойти в столовую, но передумывает.) Нет! Сначала, «кто его просит?». (Снова берет трубку.) Кто его просит?… Как?… А! Дама, которая только что звонила!… Не нужно ему говорить, что это вы!… Сказать, что заказчик… Хорошо… Да, да, поняла… Иду… (Хохоча, направляется к столовой.) Мсье! Там вас хотят разыграть по телефону!
Блэз (появляется встревоженный). То есть, как?
Мари. Это – дама, которая только что звонила, но она мне сказала не говорить вам, что это она!
Блэз. Дама, которая только что звонила?
Семейство появляется из столовой.
Блэз. А! Вы имеете в виду консьержку?
Мари. Да нет! Ту даму, с которой мсье все время целовался.
Блэз. Вы с ума сошли, несчастная! У вас галлюцинации? Немедленно на кухню!
Мари уходит.
(Берет трубку.) Алло?… А, приветствую вас, мсье Дюваль, как поживаете? (Семейству, смотрящему на него.) Простите ее, она немного с приветом, не всегда понимает, что говорит… Алло?… Нет, дорогой мсье Дюваль, у меня не было времени заняться вашей картиной, у меня последние дни был такой завал с работой, правительственный заказ, вы знаете, что это значит… Да нет, не очень, мсье Дюваль, я вам потом объясню… Вот именно, до скорого, любовь моя… то есть, я хочу сказать, мсье Дюваль. (Вешает трубку и подходит к семейству.) Это крупный заказчик, я уже выполнил несколько фресок для его квартиры, он меня сейчас просит написать портрет его жены в рост… Но мы можем обо всем поговорить за столом… Прошу вас…
Все уходят в столовую. Через некоторое время раздается звон колокольчика.
Мари (появляясь). Вы меня звали?
Блэз (высовывая голову) . Можете подавать курицу. (Скрывается.)
Мари (тоже исчезает, но тут же появляется снова). Какую курицу?
Блэз (снова высовывает голову) . А что, курицу не доставили? Мари. Не видела я никакой курицы!
Блэз (входит и в отчаянии опускается на диван) . О! Кошмар!
Появляется семейство.
Я не нахожу слов для извинений! Я заказал прекрасную жареную курицу, а мне забыли доставить.
Мари. Вот уж действительно неприятность.
Блэз (кричит). Неприятность? Катастрофа!
Мари. Ну, ну, зачем преувеличивать? Да и у нас есть торт за тысячу восемьсот франков!
Блэз. Ах да, правда! Прекрасный торт!
Мари. С кремом!
Блэз. Скорей несите!
Мари выходит.
Естественно, что без кухарки и камердинера организовать
такой обед очень сложно!… О, если бы вы видели эту курицу!… От одной мысли слюнки текут!
Мари приносит торт, одна доля у него отсутствует. Что это такое?
Мари. Это торт.
Блэз. А почему он начат? (В ярости обращается к семейству.) Кто это сделал?
Мари (опуская голову). Я, мсье.
Блэз. Вы соображаете, что делаете? Отныне вы больше не состоите в моем персонале. Уходите, я не хочу вас видеть. Мари выходит.
Мне очень неловко угощать вас таким тортом…
Блэз предлагает торт мадам Карлье, та с высокомерным видом проходит мимо, не удостаивая его даже ответом.
(К мсье Карлье.) Но вы-то, надеюсь, окажете мне честь и попробуете его!
Мсье Карлье тоже брезгливо отворачивается от торта. Неужели вы мне скажете, что не любите сладкого?
Семейство немо.
Не может быть! Но вы же почти ничего не ели! Если бы мне по крайней мере доставили курицу! Хотя, заметьте, устрицы были очень хорошие, ничего нельзя сказать, но все-таки! Появляется Мари.
Вы еще здесь?
Мари. Мне надо с вами поговорить.
Блэз. Две минуты назад я сказал вам, что не хочу вас больше видеть!
Мари. Я только хотела спросить мсье, не отдаст ли он мне мои косы?
Блэз. Какие косы?
Мари. Косы, которые мсье мне обстриг под горячую руку.
Блэз. Ах да! Верно! Постойте минутку. (Повсюду ищет их, передвигает мсье Карлье.) Простите, пожалуйста… Куда я их мог сунуть? (К мадам Карлье.) Прошу простить меня, но не сидите ли вы случайно на косах моей прислуги?
Мадам Карлье встает, смотрит на стул.
Нет, здесь нет.
Мари. В комоде.
Блэз. Как?
Мари. Мои косы вы убрали в комод.
Блэз. Ах да, правда! (Достает косы из комода и протягивает Мари.) Вот они!
Мари. Я хотела бы также спросить у мсье, не мог бы он вернуть мои триста восемнадцать франков.
Блэз (начинает страшно кашлять, чтобы отвлечь внимание от ее слов). Держу пари, что вы забыли сварить кофе.
Мари. И проиграли, как раз все готово.
Блэз. Прекрасно, тогда подавайте.
Мари, подпрыгивая, выходит, помахав косами перед носом мсье Карлъе.
Понимаете, у меня не было мелкой монеты, только пачка по десять тысяч франков, и я попросил эту дурочку одолжить мне несколько сотен, чтобы дать на чай посыльному…
Мари возвращается с подносом.
А, вот и кофе!… (Выдвигает китайский барабан, используемый как небольшой столик, и берет из рук Мари поднос.)
Мари сразу же приносит и дает ему в руки кастрюлю.
Почему вы не подали в кофейнике?
Мари. Так горячее.
Блэз (берет у нее кастрюлю, ему очень горячо. Поставив кастрюлю, трясет пальцы и дует на них). Идите на кухню, я сейчас приду сказать вам пару ласковых.
Мари уходит.
Мадам Карлье, можно вам предложить?… (Дальнейшее он говорит, разливая кофе и раздавая чашки.) По правде говоря, в моем доме не хватает женской руки… Что может быть лучше уютного семейного очага?… Поверьте мне, холостяцкая жизнь далеко не всегда приятна. Никто о тебе не заботится, не нежит, не голубит, не гладит, не стирает, не убирает. Вы не представляете себе, сколько всякой работы по дому! (Бросает взгляды в сторону Лауры, по которой не видно, чтобы она его одобряла. Берет в руки чашку и продолжает.) Для этого нужна женщина! Если бы мне выпало счастье встретить подругу жизни, которая связала бы свою судьбу с моей, я бы ее холил и лелеял! Я бы ее… (Во время последних фраз он кладет в чашку Лауры несколько кусков сахара и с нежным выражением лица помешивает их ложечкой.)
Карлье (выпив глоток кофе, внезапно восклицает) .
Мсье д’Амбрие!
Блэз вздрагивает.
Извините, что я вас перебиваю, но я должен сообщить вам – и вы, наверно, удивитесь, и все удивятся – кофе великолепный!
Блэз (оторопело). Не может быть!
Карлье. Да!
Мадам Карлье (энергично). Поскольку мой муж завязал разговор…
При ее словах Блэз тоже вздрагивает.
…уместно, мсье д’Амбрие, перейти к проблеме, ради которой мы сюда пришли.
Блэз. Какой проблеме?
Мадам Карлье. Как какой? (Указывает на дочь.)
Блэз. Ах да! Разумеется! Вы, без сомнения, имеете в виду вашу дочь?
Карлье (во время разговора ходит по комнате, осматривая ее). У вас прелестная квартирка!
Блэз. Да, я живу здесь уже пятнадцать лет… то есть, пять, я хотел сказать…
Карлье (рассматривая картины) . Это ваши произведения?
Блэз. Некоторые из них. И должен вам сказать, что это не лучшие, лучшие продаются еще на корню!
Мадам Карлье. Клебер! Дай мне вставить слово!
Карлье (созерцая картину на мольберте). Мне эта очень нравится.
Блэз (заметив, что картина стоит вверх ногами, переставляет ее). Простите!
На ней стал смутно различим какой-то пейзаж.
Карлье. В том положении она мне больше нравилась.
Блэз. Своеобразие моей живописи в том, что она четырех измерений. Когда надоедает смотреть в одном направлении – можно перевесить. По настроению. Вот, например, смотрите – эта. Ниагарский водопад. (Переворачивает картину.) А так – Эйфелева башня. (Еще раз поворачивает.) Большие Бульвары в пять часов утра. (Держит картину наклонно.) И, наконец, башня в Пизе.
Мадам Карлье. Клебер!
Карлье. Прекрасная мысль! И особенно с коммерческой точки зрения! Вы продаете много картин?
Блэз. Я не хочу наводнять ими рынок, это снизило бы цены; три картины в месяц мне хватает, чтобы жить широко… не позволяя себе, естественно, безумной роскоши.
Карлье. Вы их дорого продаете?
Блэз. По четыре сотни.
Карлье. Это не…
Мадам Карлье (повелительно). Клебер!
Карлье. Сабина?
Мадам Карлье. Ты мне дашь говорить, да или нет?
Карлье. Говори, Сабина, говори! (Блэзу.) Не женщина, а сорока!
Блэз. Да, я уже заметил.
Мадам Карлье. Так вот.
Лаура. Мама, я хочу есть.
Мадам Карлье. Ты – закрой рот.
Блэз. Вы, может быть, хотите торта?
Мадам Карлье. У нас в семье тортов с кремом не едят.
Блэз. Подумайте, как не повезло! О! Постойте, кажется, в буфете в столовой, я заметил, есть плитка шоколада. Можно вам предложить? (Направляется к столовой.)
Мадам Карлье. На мою долю тоже захватите.
Блэз. Сейчас посмотрю. (Выходит.)
Карлье (бросается к двери в столовую) . И для меня, раз уж вы за ним пошли.
Мадам Карлье. Странный молодой человек.
Карлье. Мне кажется, Сабина, еще рано делать окончательные выводы.
Мадам Карлье. Однако что значили слова горничной о том, что он все время целовался с какой-то дамой?
Появляется Мари, чтобы унести поднос с кофе.
Карлье. Итак, моя крошка, ваша мать ошпарила себе ноги… Мари. Мсье, я – круглая сирота! (Уходит с подносом, провожаемая удивленным взглядом Карлье.)
Мадам Карлье. Что касается телефонного звонка так называемого мсье Дюваля, которого он назвал «моя любовь», одно из двух: либо это женщина… либо мужчина.
Карлье. Разумеется.
Мадам Карлье. В том или в другом случае это недопустимо!…
Звонит телефон.
…Постой минутку, я сейчас выведу его на чистую воду! (Снимает трубку.)
Карлье (неодобрительно). Ну, Сабина!
Мадам Карлье. Нет, мадам, я не ваш котенок!
Блэз (возвращаясь). Вот, великолепный молочный шоколад!
Мадам Карлье. Мсье д’Амбрие, вас к телефону. (Протягивает ему трубку.)
Блэз. Это опять, должно быть, заказчик… Алло?… А, здравствуйте, господин министр…
Мадам Карлье (встает) . Вы много знали министров, которые бы щебетали женским голосом: «мой котенок»?
Блэз. Господин министр назвал меня женским голосом «Мой котенок?» Это какое-то недоразумение!
Мадам Карлье. Все это – недоразумение. Вставай, Клебер, пошли!
Карлье. Сабина, хватит! В конце концов, я здесь командую. Мсье д’Амбрие уже в том возрасте, когда можно иметь любовниц. Не собираемся же мы выдавать нашу дочь замуж за девственника.
Лаура громко хохочет.
Ты – закрой рот.
Мадам Карлье. Если этот господин хоть на минуту надеется получить руку нашей Лаурочки, я требую, чтобы он немедленно порвал эти связи.
Лаура. Мама, я есть хочу!
Мадам Карлье. Оставишь ты нас в покое или нет? Итак, я говорила, что вы своим поведением чуть было не расстроили наших планов, не правда ли, Клебер?
Карлье. Сабина…
Мадам Карлье. Прошу тебя, не перебивай. Ну, мсье, что же вы решили?
Блэз. Я, мадам… мне…
Звонит телефон.
Мадам Карлье. Это, наверно, опять она, ну-ка я ей отвечу… Алло?… Кого?… Мадам Ариану Кларенс? Нет, мадам, вы, так же как и я, отлично знаете, что никакая Ариана Кларенс по этому телефону не проживала и не проживает! Здесь живет господин д’Амбрие, который, имею честь сообщить вам, решил жениться на моей дочери… О! Что она говорит! Клебер! (Вешает трубку.) Эта тварь кричит, что у меня не все дома! Пойдем, моя девочка, мы ни минуты больше здесь не останемся! Клебер, пошли. (Выходит и тянет за руку дочь.)
Карлье. Мсье д’Амбрие, примите мои извинения. И не беспокойтесь, я все улажу. Но, пока здесь нет моей жены, я хочу спросить вас – не написали бы вы для меня обнаженную женщину? Что-нибудь действительно стоящее, но, пожалуйста, в каком-нибудь одном направлении – вертикальном или горизонтальном, это уже на ваш вкус. И как будущему тестю с маленькой скидочкой. (Толкает его локтем и подмигивает.) Двести тысяч, а?… Тогда по рукам!… Только сделайте поскорее. (Так сильно хлопает Блэза по спине, что тот делает шаг вперед.) До скорого, старина, ожидаю картину. Со своей стороны обещаю немедленно уладить этот маленький инцидент… Иду, Сабина!… Насчет моей жены не волнуйтесь… Я вам потом объясню! (Жестом показывает, что она немного сумасшедшая, и выходит.)
Блэз (почти валится на диван, испуская глубокий вздох облегчения). Ну и денек, боже мой, ну и денек!
Мари (входит с чемоданом и в очках). Так мне правда уходить?
Блэз. Что я пережил из-за вас!
Звонок в дверь.
Держу пари, что опять что-то случилось!
Мари. Я сейчас узнаю. Сидите. (Выходит.)
Блэз. Джунгли! Если где и можно быть спокойным, то только в непроходимых джунглях!
Мари (возвращается). Курицу принесли!
Блэз. Сейчас! Пусть уносят!
Мари. А вы есть не хотите!
Блэз. Я? Еще как!
Мари. Тогда почему ее не взять?
Блэз. Да, действительно, почему не взять маленького цыпленка? Скажите им, что заплатить я зайду завтра.
Мари выходит. Звонит телефон.
(Снимает трубку.) Алло?… Нет, хватит! Оставьте меня в покое с вашей мадам Арианой Кларенс! Вы погубили все мое будущее! (В сердцах бросает трубку.) Нет, правда это немыслимо! Даже дома нет покоя!
Мари (возвращается с курицей и бутылкой шампанского). Я подумала, что вы, может быть, и пить хотите. (Ставит на столик курицу и бутылку.)
Блэз отрывает куриную ногу и жадно ест. Мари с завистью смотрит на него.
Блэз (с полным ртом, указывая на курицу, приглашает Мари). Мм? Мм?
Мари. О! Конечно, мсье! (Отрывает другую ногу и начинает есть.)
Блэз откупоривает шампанское, наливает себе стакан и выпивает. По-прежнему с полным ртом, он указывает Мари на бутылку.
Блэз. Мм? Мм?
Мари (тоже с полным ртом). Мм! Мм! (Протягивает Блэзу бокал.)
Он наливает ей. Она ест и пьет.
Блэз (знаком приглашает ее сесть). Мм! Мм!
Мари садится рядом с ним. Блэз снимает с нее очки, наливает себе новый бокал шампанского и поднимает за ее здоровье. Мари отвечает ему радостной улыбкой. Блэз в свою очередь широко ей улыбается, Мари начинает смеяться, Блэз тоже. Оба смеются все громче и громче. И в тот момент, когда хохот доходит до предела, в дверях появляется семейство Карлье.
При виде них Блэз и Мари испускают радостные крики и вынуждены даже встать, потому что они корчатся от смеха. В это время опускается… занавес.
АКТ ВТОРОЙ
При поднятии занавеса на сцене Мари мажет красками холст. На проигрывателе –  пластинка. Звучит веселая музыка.
Мари очень забавляет ее занятие. У нее получается нечто похожее на абстрактную живопись.
Звонок в дверь.
Мари снимает картину с мольберта, быстро ставит ее к стене рядом с другими картинами, вытирает руки и идет открывать, остановив по дороге проигрыватель. Возвращается вместе с Блэзом, у которого в руках несколько половых щеток.
Мари. Ну, мсье, как сегодня дела?
Блэз (отдает щетки Мари) . Не лучше, чем всегда!
Мари (убирает щетки). Вот невезение!
Блэз. Кому вы говорите! Все деньги давно истрачены… Не знаю, что мы теперь будем делать?… Ладно, оставим… Ничего нет нового?
Мари. А вот как раз и есть.
Блэз. Что же?
Мари. У меня для вас хорошая новость.
Блэз. О-ля-ля!
Мари. Надеюсь, что вы на меня не рассердитесь.
Блэз. В любом случае я готов к худшему, так что – говорите!
Мари. Так вот: вы оставили дома несколько щеток.
Блэз. Естественно! Не могу же я целый день таскать по городу весь запас! Который никак не уменьшается!
Мари. Я вас удивлю: сегодня он уменьшился.
Блэз. Каким образом?
Мари. Я сегодня занялась тем же, чем и вы. И удачно!
Блэз. Не может быть!
Мари. Я пошла по жильцам в этом доме.
Блэз (с отчаяньем в голосе). В нашем доме?
Мари. Да, конечно, не всегда надо искать счастья за тридевять земель.
Блэз. Это ужасно. Как я теперь буду им в глаза смотреть?
Мари. Ничего тут ужасного нет.
Блэз. Сколько вы продали?
Мари. Все что были, восемнадцать.
Блэз. В нашем доме?
Мари. Да.
Блэз. Боже мой!
Мари. Вы, кажется, недовольны, а я думала, что вы, наоборот, будете рады.
Блэз. Все жильцы купили?
Мари. Вы многого хотите! Это не так легко, вы же сами знаете. Вначале все меня выставляли за дверь.
Блэз. А потом?
Мари. Потом я дошла до восьмого этажа, и там мне повезло. Я попала на одного очень милого мсье. Во всяком случае, вежливого. Он меня усадил, был очень любезен, и пока я ему рассказывала, какие у меня прекрасные щетки, слушал меня с большим вниманием. Поскольку я говорила без передышки, он даже спросил меня, не хочу ли я чего-нибудь выпить. Я ответила, что нет, – не хотела ему показаться бесцеремонной, но он настаивал. Непременно хотел, чтобы я выпила с ним виски.
Блэз. Вот как?
Мари. Понимаете, я же не могла его обидеть.
Блэз. Конечно, нет.
Мари. Словом, он купил у меня все восемнадцать щеток и, когда я уходила, дал мне понять, что если я ему что-нибудь еще предложу, стоит мне только прийти, он будет рад. По-моему, он щетки перепродаст!
Блэз. Как он выглядит, этот мсье?
Мари. О! Очень хорошо, волосы с проседью. Я немного расстроилась, когда он мне рассказал, что он один как перст. Вот ваши деньги, там были этикетки с ценами, всего на двадцать одну тысячу шестьсот. Но он мне дал двадцать пять тысяч и ни за что не хотел взять сдачу. Вообще-то, это было кстати, потому что я с собой не захватила денег – по той простой причине, которую вы знаете! Теперь нам на первое время хватит.
Блэз. Я не возьму этих денег, Мари.
Мари. Почему?
Блэз. Вы их ему вернете.
Мари. О! Ну что за глупость!
Блэз. Да, вы правы, глупо их возвращать, пусть он хоть этим будет наказан, оставьте деньги себе.
Мари. Но это ваши деньги, мсье.
Блэз. Я вам их дарю.
Мари. Но, за вычетом вашего процента, вам нужно будет вернуть за щетки!
Блэз. Говорю вам, возьмите эти деньги себе. Считайте, что я таким образом расплатился с вами за работу.
Мари. Но я могу подождать.
Блэз. Я не могу. Мари, вынужден объявить вам печальную новость: я больше не могу пользоваться вашими услугами.
Мари. Вы меня прогоняете?
Блэз. Я вас не прогоняю, но обстоятельства вынуждают меня с вами расстаться.
Мари. От перемены мест слагаемых… А я только что написала тете, что устроилась на хорошее место!… И потом, мне здесь так нравилось…
Блэз. Мне тоже, но я скоро должен буду вернуться в свою гостиницу…
Мари. Что же теперь со мной будет?
Блэз. Дам вам один совет – возвращайтесь в Плуклевен-Мозедек.
Мари. Плувенез-Моедэк.
Блэз. Тем более. Жизнь там здоровая и на свежем воздухе.
Мари. Вам хорошо рассуждать!
Блэз. В Париже слишком много мужчин, одиноких как перст, – как, впрочем, и во всех больших городах, – и это опасно для такой девочки, как вы.
Мари. Почему?
Блэз. Потому что, если какой-то мсье один как перст, этому могут быть две причины: или он не такой уж хороший человек, каким кажется, или не такой уж перст, как говорит.
Мари. Сложная мысль!
Блэз. Обдумаете на досуге в Плувенезе.
Мари. Мне грустно с вами расставаться.
Блэз. Поверьте, Мари, мне тоже.
Мари. Когда мне уходить?
Блэз. Зачем тянуть, уезжайте сейчас же. Если хотите, я провожу вас на вокзал.
Мари. Не беспокойтесь. Дойду одна.
Блэз. Как хотите.
Мари. Нелепая шутка – жизнь!
Блэз. Не огорчайтесь, бывают и хорошие минуты!
Мари. Поцелуемся на прощанье?
Блэз. Конечно, Мари.
Они целуются, и входит Женевьева.
Женевьева. Я вам не помешала?
Блэз и Мари отскакивают друг от друга.
Мари. Мы прощались, мадам.
Женевьева. Вы уезжаете?
Мари. Да, мадам. (Уходит, заплакав.)
Женевьева. Ты чем-то расстроен?
Блэз. Ну ты даешь! Из-за тебя я влип в самую невероятную историю в моей жизни. А ты исчезаешь на два дня и возвращаешься с сияющей улыбкой. (Передразнивает ее.) «Ты чем-то расстроен?»
Женевьева. У меня было много работы!… Да что с тобой?
Блэз. Деньги принесла?
Женев ьева. Какие деньги?
Блэз. Как какие? Которые я должен положить в банк, которые должны покрыть чек, который мне пришлось подписать, поскольку тебе пришла в голову нелепейшая идея женить меня на этой идиотке.
Женевьева. Дорогой, ради твоей же пользы.
Блэз. Я тебе благодарен, конечно, но тем не менее хотел бы знать, принесла ли ты деньги.
Женевьева. Нет, а что?
Блэз. В конце концов, кто задумал снять эту квартиру – ты или я?
Женевьева. Ради твоей же пользы, повторяю тебе. Блэз. А разве не ты обещала за нее заплатить? Ради моей же пользы, я понимаю, но в тюрьму-то кто сядет – я!
Женевьева. Ты всегда делаешь из мухи слона.
Блэз. Послушай, Женевьева…
Женевьева. Клебер мне сказал, что у него сейчас подвернулось очень крупное дело, и поэтому нет наличных денег. Но, послушай, ты со мной даже не поздоровался!
Блэз. Женевьева…
Женевьева. Прелестно! Я застаю тебя целующим горничную, ты со мной даже не здороваешься, и – мало того – имеешь наглость устраивать мне сцену! Кому рассказать – не поверят!
Блэз. Женевьева, золотко мое, умоляю тебя, соберись с мыслями и пойми меня: я выписал чек…
Женевьева. Необеспеченный, ты мне уже сказал, я не смогла достать денег, я тебе повторяю, тебя посадят в тюрьму, это без сомнения, так что ты от меня хочешь?!
Блэз. Ну, ты меня поражаешь!
Женевьева. Хорошо, а ты в это время что делал?
Блэз. Что я делал?
Женевьева. Да. Картину закончил?
Блэз. Какую картину?
Женевьева. Клебер мне сказал, что заказал тебе обнаженную за двести тысяч франков вместо четырехсот тысяч, как ты берешь обычно. Я чуть не прыснула ему в лицо.
Блэз. Я вижу, тебе с ним весело!
Женевьева. Так где картина?
Блэз. Представь себе, я ее даже не начал!
Женевьева. Браво! Вот умно! Может, поделишься со мной, вследствие каких соображений?
Блэз. За всю жизнь я не продал ни одной картины, ты меня не убедишь, что у Карлье хватит ума отвалить мне двести тысяч франков!
Женевьева. Вот почему ты неудачник! Слишком много рассуждаешь! (Выдвигает мольберт на середину комнаты и ставит на него чистый холст на подрамнике.) Принимайся немедленно за работу.
Блэз. Послушай, Женевьева…
Женевьева (раскладывая принадлежности для живописи). Подумать только – подписать пустой чек он может, а намалевать пустяковую картинку – нет!
Блэз. Женевьева, я тебе объясню…
Женевьева. В другой раз. Не теряй ни минуты. За работу! (Смотрит на часы.) А мне надо бежать.
Блэз. А позировать мне ты не будешь?
Женевьева. Ты думаешь, у меня есть на это время? Сегодня снимают новую коллекцию, я и так опоздала, и все из-за тебя. Ох, будет скандал!
Блэз. Как же я напишу обнаженную – без натурщицы?
Женевьева. Ты уже взрослый, соображай. Ну, я пошла.
Блэз. А как с чеком?
Женевьева. Сегодня четверг, будем надеяться, что до понедельника его не предъявят, а за это время что-нибудь придумаем.
Блэз. А если предъявят?
Женевьева. Если предъявят раньше, ты сядешь в тюрьму, это дело решенное, но внуши себе, что не предъявят. (Обнимает его за шею.) Ну, улыбнись же!
Он смеется.
Вуаля!
Блэз. Мне бы твой характер!… Во всяком случае, я позвонил в мой отель и предупредил, что меня можно найти здесь, если будут спрашивать из Лионского кредита.
Женевьева. Видишь, приходят же тебе в голову иногда полезные мысли! Тогда сейчас же звони и Клеберу. Скажи ему, что очень хочешь его видеть, и объяви, что картина будет обязательно закончена сегодня к вечеру.
Блэз. Но…
Женевьева. До свидания, мой котик-буркотик. И не расстраивайся, брось! Если чек придет раньше, рассчитывай на меня… (Быстро целует его.) Я буду носить тебе передачи. (Выходит.)
Блэз (начинает готовить краски и кисти). Обнаженную! Писать обнаженную, чтобы оплатить поездку в горы идиотке, которую я и знать не хочу! Писать обнаженную для человека, который ничего не понимает в живописи!… Кроме того, черт!… Не могу я писать обнаженную без натурщицы. (Махнув рукой, ложится на диван.)
Мари (входит в пальто и с чемоданом). Мсье действительно уверен, что я ему больше не нужна?
Блэз (смотрит на нее, потом садится на диване). Знаете, как раз возможно, что и нужны!
Мари. Я так и знала, что все образуется! (Быстро относит чемодан в прихожую и снимает очки.)
Блэз. Мари… Вы, конечно, знаете, что я – художник.
Мари (с отчаянием) . Ох, мой бедный мсье!…
Блэз. Да!… Но дело не столько в этом. Вот… Я должен написать картину, и вы, может быть, сможете мне в этом помочь, если согласитесь.
Мари. Я, мсье?! Но я так плохо рисую!
Блэз. Я не собираюсь просить вас помогать мне писать, я прошу вас мне позировать.
Мари. А что это значит?
Блэз. Понимаете… Это не трудно, вы станете передо мной, и я напишу с вас картину.
Мари. И вы думаете, это будет хорошо?
Блэз. Заранее сказать не могу, но попробовать надо.
Мари. Если вам так хочется, я с удовольствием.
Блэз. Не то чтобы мне этого особенно хотелось, скажу даже, мне этого совсем не хочется, но это – заказ.
Мари. А разве у вас есть заказчики?
Блэз. Да… Один, во всяком случае!
Мари. Вот здорово!
Блэз. Действительно, приятный сюрприз.
Мари. Но почему мсье лучше не написать букет цветов? (Описав рукой круг, показывает букет.)
Блэз. Потому что этот заказчик не очень любит цветы. Ему бы хотелось, чтобы на картине была изображена женщина. (Делает такой же жест, как Мари.)
Мари. Не понимаю, зачем ему нужно иметь меня в нарисованном виде, – если бы он еще был со мной знаком!
Блэз. Послушайте, Мари, у меня нет времени читать вам лекцию по живописи. Скажите, вы когда-нибудь видели картины, на которых нарисована женщина?
Мари. Просто смешно, если бы вас кто услышал, решил бы, что я набитая дура!
Блэз. Вовсе нет, но бывают женские портреты и женские портреты.
Мари. Как все в жизни.
Блэз (достает из папки для рисунков репродукцию какой-нибудь известной картины). И такие картины вы, естественно, тоже видели?
Мари (шокирована). Но она совсем голая!
Блэз. Да, но как красиво!
Мари. Не спорю, но все-таки!
Блэз. Посмотрите, какие линии, какие пропорции… ощущение величественного покоя, полноты жизни…
Мари. Кто этот негодяй, который занимался таким свинством?
Блэз. Модильяни…
Мари. Ну и тип!… (Вдруг понимает цель Блэза.) И вы хотите, чтобы я вам позировала?
Блэз. Вы бы мне оказали большую услугу.
Мари. Как эта дама?
Блэз. Да… то есть… почти.
Мари. Нет, нет, мсье!
Блэз. Вы знаете, это моя профессия, я привык.
Мари. Верю вам, мсье, но никогда в жизни не решусь перед вами раздеться.
Блэз. Но почему же?… Это почти как у доктора.
Мари. Таких докторов, как вы, я еще не встречала… По правде, я ни разу и не болела.
Блэз. Клянусь вам, что, если вы станете позировать для меня, я буду смотреть на вас только глазами художника!
Мари. Тетечка говорит – достаточно минутной слабости!
Блэз. Да нет!… Обычно я приглашаю профессиональных натурщиц, это самые нормальные женщины, для них позирование – работа, за которую им платят деньги.
Мари. Естественно, такую работу даром не делают.
Блэз. Разумеется! Вот почему мне сейчас пришло в голову, если вы согласитесь поработать для меня, будет нормально, что я заплачу за это, например, десять тысяч франков.
Мари. О нет, мсье!
Блэз. Ну в конце концов, Мари…
Мари. Если бы тетечка знала!
Блэз. Не думайте о тете, вы уже в том возрасте, когда должны самостоятельно принимать решения.
Мари. Я для вас что угодно сделаю, но не это!
Блэз. Уф… Послушайте, Мари… Настало время сказать вам правду… Я в долгах.
Мари (несколько шокирована) . О!
Блэз. Не позднее сегодняшнего вечера я должен уплатить сто двадцать тысяч франков.
Мари. Что вы говорите?!
Блэз. Да, и если я не заплачу, меня посадят в тюрьму. Мари. В тюрьму?!
Блэз. Увы.
Мари. Хорошенькую новость вы мне преподносите!
Блэз. Теперь вам все известно: либо я пишу картину и расплачиваюсь, либо жандармы меня увозят в тюрьму. Все зависит только от вас.
Мари. В тюрьму! Бедный мсье!
Блэз. Моя судьба в ваших руках… Если можно так выразиться.
Мари. Как бы там ни было, одной картинкой с таким долгом не расплатиться.
Блэз. Именно что расплатиться! За нее я получу двести тысяч франков.
Мари. Двести тысяч!
Блэз. Да.
Мари. А мне вы собирались дать десять тысяч?
Блэз. Вы считаете, это мало? Хотите двадцать?
Мари. Я вообще этих денег не хочу, я у вас на зарплате, и вы меня наняли как прислугу на любую работу, но все-таки не на такую!
Блэз. Такая работа не была оговорена, вот почему…
Мари. Я хочу только одного: пусть мсье поклянется мне головой своей матери, что это не уловка.
Блэз. Клянусь.
Мари. Повторяйте: клянусь головой моей матери, что у меня нет задних мыслей и что я прошу Мари раздеться только ради того, чтобы не сесть в тюрьму.
Блэз. Клянусь головой моей матери…
Мари. Поднимите руку.
Блэз (поднимает руку) …что у меня нет задних мыслей и я прошу Мари позировать только для того, чтобы расплатиться с долгами. Теперь вы мне верите?
Мари. Ну, тогда за дело! (Быстро снимает фартук и рабочий халатик и оказывается в лифчике и трусиках.) Если бы мне кто-нибудь сказал, что я до этого дойду! (Поворачивается к Блэзу спиной.) Расстегните, пожалуйста!
Блэз (колеблется, чувствуется, что он все-таки смущен) . Послушайте… Мне кажется, будет удобнее, если вы разденетесь в другой комнате. Идите сюда. (За руку ведет ее в спальню.) Скажите, когда будете готовы. (Начинает устанавливать мольберт, раскладывать краски и так далее.) Голова идет кругом!
Голос Мари. Мсье, я готова.
Блэз. Хорошо, входите.
Дверь открывается, и Mари просовывает голову.
Мари. Мсье, я опять боюсь, я вся голая, вся голая.
Блэз (снимает большую испанскую шаль, висевшую на стене как ковер, и передает ее Мари). Вот, накиньте это… И не бойтесь, все будет хорошо.
Голос Мари. Вы мне клянетесь, что…
Блэз (занимаясь красками и кистями) . Я вам уже поклялся…
Голос Мари. Нет, потому что с вашей стороны будет ужасно, если…
Блэз. Вам нечего бояться. Не тяните!
Голос Мари. Сейчас!
Мари (робко входит, закутанная в шаль) . Что ни говори, а мне как-то не по себе!
Блэз (подвигает китайский барабан, чтобы тот служил для Мари пьедесталом). Становитесь сюда. (Помогает Мари влезть.) Держитесь прямо. А если одну руку положим на бедро?
Мари. Вот так?
Блэз. Да… Голову немного в сторону… Нет, в другую… Так, так… Правую ногу немного вперед…
Блэз слегка отводит в сторону конец шали, чтобы была видна линия ноги. Мари выполняет все, что он ей говорит.
Мари. Больше не надо!
Блэз. Вам холодно?
Мари. Мсье, скорее, жарко!
Блэз. Было бы лучше, если бы вы немного подкрасились.
Мари. Тетя запрещает.
Блэз. Умоляю вас, не говорите мне без конца о вашей тете! У вас есть губная помада?
Мари. Тетя отобрала… И еще пару затрещин мне влепила.
Блэз. Да, незадача!
Мари. Еще бы! В моем возрасте!
Блэз. Я не о том, а о том, что у вас помады нет!
Мари. Ну, мсье, так я другую купила!
Блэз. Вот как?! И где она?
Мари. В сумке.
Блэз. Не двигайтесь. Стойте, как стоите. Держите. (Подает ей сумку.) Я поставлю пластинку для настроения.
Мари. Да, мне кажется, нам это нужно.
Блэз (включает проигрыватель и возвращается к Мари, которая стоит все в той же позе). Чего вы ждете?
Мари (одной рукой держит сумку, а другой шаль и не может накрасить губы). Мсье, я не могу.
Блэз (берет у нее сумку, роется в ней) . Ладно, давайте я. (Достает помаду и красит Мари губы.) Вот… А пудра у вас есть?
Мари. Да.
Блэз достает из сумки пудреницу, открывает ее и протягивает Мари. В то время как он ее пудрит, она смотрится в зеркало.
Как мне идет!
Блэз. Да. (Берет у нее из рук сумку и относит на диван. Мимоходом достает из вазы розу.).
Мари. Мсье не боится?
Блэз. Чего?
Мари. Если я сниму шаль… да еще с накрашенными губами.
Блэз. Еще раз повторяю: я смотрю на вас глазами художника. (Дает Мари розу и поднимает ее руку с цветком.)
Мари стоит теперь в позе, напоминающей статую Свободы.
Очень красиво! Поднимите левую руку вот так. (Показывает.).
Мари. Но если я подниму так левую руку, я шаль отпущу!
Блэз. Ее так или иначе нужно будет снять, заказчик хочет видеть грудь.
Мари. Должна честно предупредить мсье, что у меня ее немного.
Блэз. Это ничего, я добавлю, в этом и заключается мастерство художника. Ну, начали?
Мари. Начали!
Блэз. Смелее! На «три» – отпускаете шаль. Внимание! Раз…
Мари. Мсье, помедленней!
Блэз. Два!…
Звонит телефон.
О-ля-ля, ну как не вовремя!… Алло?… Кто?… Простите, я очень плохо слышу, сейчас выключу музыку. (Выключает проигрыватель.) Алло?… Передаю… Ваша тетя.
Мари. О! Святая Мария, спаси и помилуй! (Спрыгивает с барабана и прячется за диван.)
Блэз. Нет, вы должны с ней поговорить. Нате! (Длинный шнур позволяет ему донести аппарат до Мари.)
Из-за дивана сначала высовывается рука, которая берет трубку, а затем показывается голова Мари.
Мари. Алло!… А, это ты, тетечка!… Да, очень хорошо, а ты?… Получила мое письмо?… Да, мадам очень добрая. (Подмигивает Блэзу.) Что я сейчас делаю?… (Вопросительно смотрит на Блэза.)
Блэз жестом показывает ей, что она шьет.
Вышиваю… Нет, не умею, но мадам меня как раз учит… Да, это мсье снял трубку… Что?… Что он делает?… Тоже вышивает… А, ты хочешь сказать, какая у него профессия?… (Не знает, что ответить, и взглядом спрашивает у Блэза.)
Блэз делает жест, которым хочет изобразить, что он –  важная персона.
Он… очень большой…
Блэз знаком показывает ей, что она говорит не то, и делает новый выразительный жест.
…У него борода…
Блэз снова знаком показывает, что она не так его понимает, и, желая изобразить кого-то, кто властно командует, сжимает кулак.
…Он контролер на электричке.
Блэз (шепотом). Да не то!
Мари прикладывает трубку к груди и протягивает ухо.
Крупный бизнесмен!
Мари (в трубку). Крупный бизнесмен-контролер!… Извини, тетечка, я не могу с тобой больше разговаривать, мадам меня зовет… Да, буду держать тебя в курсе… До свиданья, тетечка, привет Густаву. (Вешает трубку.)
Блэз относит аппарат на место.
Если бы она меня видела!
Блэз. Давайте больше не тянуть, а то я не успею закончить до вечера.
Мари. Я ей написала, что устроилась к даме, ведь она меня учила, что нельзя устраиваться к одинокому мужчине.
Блэз помогает ей влезть на барабан.
Блэз. Правильно сделали. А теперь за работу… Готовы?…
Мари. Готова.
Блэз. На «три» – сбрасывайте шаль. Договорились?
Мари. С музыкой было как-то легче.
Блэз (включает пригрыватель). Раз!… Два!…
Мари (опустив шаль с плеч) . А если вот так, может быть, для начала хватит?
Блэз. По частям мы до завтра не кончим!
Мари. Кстати, завтра за мной зайдет двоюродная сестра, так вы ей ни в коем случае не говорите о ваших страшных долгах и о том, куда они вас завели!
Блэз. Не бойтесь. (Рисует.) Так чем вы занимались в Плувенез-Моедэке?
Мари. Ходила в школу и помогала тетечке по хозяйству.
Блэз. И вы закончили школу?
Мари. Да, и получила аттестат.
Блэз. Смотрите, значит, у вас среднее образование… Вот, до плеч я закончил.
Мари. Ой, как вы быстро рисуете!
Блэз. Теперь уже собирайтесь с духом.
Мари. Я не знаю, может быть, закрыть глаза, легче будет!
Блэз. Что ж, хотите так – давайте так! Раз!
Мари (с закрытыми глазами). Мне кажется, лучше я буду считать сама.
Блэз. Ну, давайте вы.
Мари. Раз! (Открывает глаза и перепуганно смотрит на Блэза.)
Блэз. Ну?
Мари. Давайте – вместе!
Блэз. Как хотите. Раз!
Мари. Нет, постойте. Я считаю – «раз, два, три», и на «три» мы начинаем считать вместе: «раз»!
Блэз. Что-то сложно, но давайте…
Мари. Я начинаю: раз, два три!
Блэз и Мари (вместе). Раз, два…
Звонок в дверь.
Блэз. Так мы никогда не начнем! (Останавливает проигрыватель.) Идите пока в спальню, чтобы вас в этом виде никто не увидел, люди злы, мало ли что скажут. (Помогает Мари слезть с барабана.)
Она прячется в спальню. Блэз снимает подрамник с мольберта, направляется к двери и немедленно возвращается в сопровождении всего семейства Карлье.
Вот это да! Вот сюрприз, так сюрприз!
Карлье. Надеюсь, мы вам не помешали!
Блэз. Мне помешать! Вы смеетесь! Вы мне никогда не можете помешать! Прошу вас, будьте как дома.
Мадам Карлье. Мы совершенно случайно проезжали неподалеку…
Блэз. Ну естественно!
Мадам Карлье. И подумали: а что если навестить мсье д’Амбрие?
Карлье. Да, мы были несколько удивлены, что вы так пропали.
Мадам Карлье (садится). Мы забежали на минутку.
Блэз (не зная, что сказать). Вот уж!… Действительно! Сюрприз так сюрприз!
Мадам Карлье. Да, мы с мужем подумали: что это мсье д’Амбрие нам не звонит? Уж не рассердился ли? Может быть, я в тот день была слишком раздражена. Знаете, мне легко кровь бросается в голову.
Карлье. Если бы кровь!…
Блэз. Что вы, что вы! Напротив, это я чувствую себя неловко за тот обед. Как-то он не удался?! Я даже не решался вам звонить…
Мадам Карлье. Да что вы, все было прекрасно. С прислугой всегда одни неприятности. Кстати, ваш камердинер вернулся?
Блэз. Мой камердинер? Какой камердинер?
Мадам Карлье. Тот, который уехал хоронить свою мать?
Блэз. А! Вы имеете в виду Жерома?… Нет, он, бедняга, решил выйти на пенсию. Он, вы знаете, очень стар, он еще моему деду служил, когда мы жили в замке. Ему далеко за восемьдесят.
Мадам Карлье. И у него еще была жива мать?! Сколько же ей-то было лет?
Блэз. Постойте, дайте сообразить, чтобы еще чего-нибудь не ляпнуть!… Сто! Да! Сто лет! Иными словами – век!
Мадам Карлье. И умерла скоропостижно!
Блэз. Не то слово! Только что была жива и – вот! – уже нет!
Мадам Карлье (поучительно). Я считаю, тот, кто остается, подчас заслуживает большей жалости… Не так ли, Клебер? Блэз и Карлье (подтверждая). Увы!
Мадам Карлье. А как ноги вашей кухарки?
Блэз. Не понял?
Мадам Карлье. Вы, нам говорили, что она обварила ноги.
Блэз. Я вам говорил?… Я забыл, говорил я это вам или не говорил… Да, вот это сюрприз!… Сюрприз так сюрприз!… Аперитивчика не хотите?
У всего семейства один рефлекс –  они встают.
Карлье и мадам Карлье. Нет!
Мадам Карлье (снова садится). Мы не для того сюда пришли. Мы пришли поговорить о Лаурочке.
Блэз. Какой Лаурочке?
Мадам Карлье. Нашей доченьке.
Блэз. Ах да! Ну, конечно! Кстати, как она поживает?
Мадам Карлье. Так она здесь!
Блэз (оборачивается и видит Лауру). И правда! Она здесь, ваша Лаурочка!… Здравствуйте, мадемуазель. (К Карлье.) Вы знаете, она очаровательна.
Мадам Карлье. Так вот. Мы с мужем хотели бы знать ваши намерения в отношении нашей дочери. Блэз. Поверьте мне, мадам, они самые добрые.
Мадам Карлье. Брак вещь серьезная, но, к сожалению, в наши дни к нему иногда относятся легкомысленно, и я вам скажу, что в мое время…
Карлье. Сабина!
Мадам Карлье. Пожалуйста, не перебивай! Короче говоря, мы согласны допустить, что в вашем возрасте вы уже несколько раз не смогли устоять перед искушением…
Карлье. Сабина, нам лучше поговорить с ним об этом с глазу на глаз, это – мужской разговор!
Мадам Карлье. Знаю я эти мужские разговоры! Если вы начнете вдвоем говорить на эту тему, вечер вы закончите в Фоли-Бержер.
Лаура тем временем встала и прохаживается по комнате, все разглядывая и все трогая. Потом открывает дверь спальни.
Лаура. Ой, мама, посмотри!
Мадам Карлье. Что там, дорогая?
Лаура. Посмотри, говорю тебе!
Мадам Карлье (подходит, достает лорнет, смотрит и издает пронзительный крик). О!… Какой скандал!… Позор!… Такое зрелище – невинной девушке!… Вы… вы… развратник, мсье! Уходим отсюда, Клебер.
Карлье (направляется к двери в спальню). В чем дело?
Мадам Карлье (раскинув руки, преграждает ему путь). Клебер, я запрещаю тебе заглядывать в эту комнату, тебе на это нельзя смотреть!
Карлье. В конце концов, что там такого невероятного?
Мадам Карлье. Горничная!
Лаура. И совсем голая!
Карлье (бросается и отталкивает жену). Горничная голая! (Смотрит в замочную скважину.)
Мадам Карлье (пытается оттащить его за фалды пиджака). Клебер!
Карлье. Сабина?
Мадам Карлье. Я запрещаю тебе смотреть на это ужасное зрелище!
Карлье. Ужасное? Сколько ей лет, этой девочке?
Мадам Карлье. Клебер, ты – сатир!
Карлье. Помолчи немного, Сабина, одну тебя здесь и слышно!
Мадам Карлье. Немедленно покидаем этот дом! Я не хочу иметь ничего общего с этим развратным типом!
Карлье. Сабина, опять начинаешь? Один раз я уже поддался, хватит! Бери Лауру, отправляйся домой и оставь меня в покое!
Мадам Карлье. Грубиян! Теперь я понимаю, почему тебе нравится этот распутник, вы один другого стоите! Пойдем, доченька, ты выйдешь замуж за мсье Шабо.
Лаура. Нет, мама! Он лысый. Этот мне больше нравится.
Мадам Карлье. Не тебе решать.
Лаура. Но, мама…
Мадам Карлье. Еще слово, и я влеплю тебе пощечину. (Выходит, таща Лауру за руку.)
Карлье. Чертов проказник!
Блэз. Все это из-за вашей картины.
Карлье. То есть, как?
Блэз. Я хотел вам сделать приятное и закончить ее скорее, хотя в данное время я завален заказами, и, поскольку у меня не было под рукой натурщицы, я попросил позировать мою горничную.
Карлье. Но это блестящая идея! Не заняться ли и мне живописью в свободное время! (Хочет снова заглянуть в замочную скважину, но Блэз его перехватывает.) Ладно, перейдем к серьезным вещам. (Садится и предлагает Блэзу закурить.) Сигарету?
Блэз (берет сигарету). Спасибо. Огня? (Дает Карлье прикурить от зажигалки.)
Карлье. Спасибо… Так вот, мне надо выдать дочь замуж.
Блэз. Знаю.
Карлье. Вы ничего не заметили?
Блэз. Нет.
Карлье. Она круглая дура.
Блэз. О! Почему вы так думаете?
Карлье. Не думаю, а знаю. Со стороны ее матери… Короче, мужа ей все-таки найти надо. Как вы, согласны?
Блэз. То есть, я…
Карлье. Нет, нет, старина! Да или нет! В любом деле – либо сразу, либо никогда! А моя дочь – выгодная сделка!
Блэз. Но…
Карлье. С вашей стороны – имя, которое мне нравится. Скажите, д’Амбрие пишется «д» с апострофом?
Блэз. Да. С апострофом.
Карлье. Превосходно! Итак…
Блэз. Вы мне даете два дня на размышление?
Карлье. Нет. Я сейчас по горло занят крупным делом и не смогу вторично возвращаться к этому вопросу. Поэтому я не уйду без точного ответа.
Блэз. Брак это дело серьезное и…
Карлье. Чувствую, что вас волнует одна сторона дела. Сейчас я вас полностью успокою. Возьмите мой пример: вы знакомы с моей женой?
Блэз. С мадам Карлье?
Карлье. Ну да. Как вы ее находите?
Блэз (с отвращением). Ну…
Карлье. Теперь поняли?
Блэз. Не совсем.
Карлье. Вы могли бы с ней прожить жизнь?
Блэз (так же) . Ну…
Карлье. Я так и думал, не смогли бы. И я тоже нет! Так вот, как в Евангелии: «Кто без греха…» Я первый в вас камень не брошу. На этот раз улавливаете?
Блэз. Как-то это у меня в голове не укладывается.
Карлье. Вам нужно все точки над «и» ставить. Начнем сначала… Моя жена…
Блэз. Мадам Карлье!
Карлье. Да!
Блэз (восклицает). Понял! Вы находили утешение… на стороне!
Карлье. Наконец-то! Так если и вы, с вашей стороны… Теперь-то поняли?
Блэз. В таком случае другое дело.
Карлье. Заметьте, если бы у моей дочери была голова на плечах, и я бы иначе рассуждал.
Блэз. Конечно!
Карлье. Наш разговор должен остаться между нами.
Блэз. Можете на меня положиться!
Карлье. Браво! Знаете, вы мне очень нравитесь! (Хлопает его по спине так сильно, что Блэз делает шаг вперед. Достает из бумажника фотографию Женевъевы и показывает Блэзу.) Вот, кстати, один пример. Манекенщица! Обворожительная! Зовут Женевьева. Посмотрите!
Блэз. Действительно, недурна, я сам знаю одну манекенщицу, которая на нее очень похожа.
Карлье. Вот смешно! Но если говорить о моей, у нее такой темперамент!… Вы не можете себе представить. Что-то умопомрачительное!
Блэз. Я знаю.
Карлье. Откуда вы можете знать?
Блэз. По фотографии сразу видно.
Карлье. Правда? Вот послушайте, например, я вам расскажу. На прошлой неделе мы поехали за город…
Блэз (пытается прекратить этот разговор). Это хорошо, так вот я думаю, мсье, что мы с вами можем договориться…
Карлье. Об этом потом, послушайте лучше, что было, лопнете от смеха, такой у нее темперамент.
Блэз. Да я вам верю, верю.
Карлье. Прежде всего должен вам сказать, что время от времени я говорю моей жене, что уезжаю по делам, а на самом деле провожу с ней субботу-воскресенье.
Блэз. Время от времени?
Карлье. Да.
Блэз. Но не каждую субботу?
Карлье. Нет, каждую я не могу!
Блэз. Так, так!
Карлье. Почему вы говорите «так, так!»
Блэз. Потому что она мне сказала… Словом, я думал, что вы уезжаете каждую субботу.
Карлье. О нет! Каждую субботу я не могу! Кстати, мне вдруг пришло в голову, вы можете оказать мне одну услугу.
Блэз. С удовольствием.
Карлье. Теперь, когда я с вами так откровенен… Вот… Не мог бы я завтра днем воспользоваться вашей квартирой?
Блэз. Моей квартирой? Зачем?
Карлье. Опять точки над «и»? Как вы думаете, зачем мне может быть нужна ваша квартира?
Блэз. Не представляю. (Внезапно понимает.) А! Нет, нет! Нет, мсье Карлье, я очень рад вам услужить, просите что угодно, но не это!
Карлье. Двадцать тысяч, устраивает?
Блэз. Двадцать тысяч?
Карлье. Двадцать тысяч франков! Черт побери, за несколько часов это хороший куш!
Блэз. Дело не в деньгах…
Карлье. В жизни всегда дело в деньгах! Тридцать тысяч! Идет?
Звонит телефон. Блэз снимает трубку.
Блэз. Алло?… Да, я вас слушаю… А! Лионский кредит? Здравствуйте, мсье… Да, я в курсе… Уже предъявлен? Тогда я зайду внесу… Сегодня до шести?… Видите ли, сегодня как раз… Как, как? Ах так… Вот оно что!… Хорошо, принесу сегодня… До шести… До свиданья, мсье. (Вешает трубку.)
Карлье. Так как насчет завтра?
Блэз. Сто двадцать тысяч.
Карлье. Ну, старина! Вид у вас такой (показывает) артистический, но в делах хватка! Сто двадцать тысяч! Это слишком!
Блэз. Да нет, я и не собираюсь сдавать вам мою квартиру, я просто вам ее одолжу! Но взамен прошу вас тоже оказать мне маленькую услугу и одолжить мне небольшую сумму, например сто двадцать тысяч.
Карлье. Вы сейчас нуждаетесь в деньгах?
Блэз. Я – нуждаюсь! Ох рассмешили! Похож я на человека, который нуждается в деньгах? Просто я обратил все мои капиталы во французские ценные бумаги после прихода к власти…
Карлье. Правильно сделали! Я тоже!
Блэз. А тут надо заплатить пустячок, а под рукой нет наличных!
Карлье. За чем дело стало! Сейчас выпишу вам чек.
Блэз. Услуга за услугу!
Карлье (заполняет чек и протягивает Блэзу). Я выписал на сто пятьдесят тысяч – на разницу купите шампанского, цветов, вы понимаете? Музыка у вас есть?
Блэз. Да, все есть.
Карлье. Устройте мне все посимпатичней.
Блэз. Сделаю как для себя самого!
Карлье. Отлично! В три часа вас устраивает? (Просматривает стоящие на полу картины и достает картину Мари.) А это что такое? (Держит картину, так что Блэз не может ее увидеть.)
Блэз. Это – ваша картина.
Карлье. И вам для этого нужна голая служанка? Абсолютно непохоже, но, по-моему, великолепно.
Блэз. Я вам к завтрашнему дню ее закончу.
Карлье. Нет, нет! Больше не прикасайтесь! Она мне так очень нравится – обожаю абстрактную живопись.
Блэз (обнаруживая, что это мазня Мари). Поразительно!
Карлье. Правда?… Со скромностью у вас, молодой человек, натянутые отношения!
Блэз. Вы меня не так поняли, я не это имел в виду; просто я был поражен, когда ее увидел.
Карлье. Я тоже! Это – картина, которая поражает! Я ее сразу забираю, так по крайней мере вы до нее больше не дотронетесь. Вы уже получили сто пятьдесят тысяч франков, остальное я вам доплачу завтра. Ну, а теперь прошу меня простить, у меня свидание с моей девочкой. (Хлопает себя по карману, куда он спрятал фото Женевьевы.) Если я опоздаю, мне будет выволочка! Ух она ревнива! Тигрица! Как-нибудь на днях я вас познакомлю, только – ни-ни! Впрочем, вы не в ее вкусе, она любит зрелых мужчин. Еще раз спасибо. (Выходит.)
Блэз. Ну, это уже верх! Под моей же собственной крышей! Ревнива, как тигрица! Предпочитает зрелых мужчин! И я же должен устроить все «посимпатичней»!
Голос Мари. Мсье!
Блэз. Ах да! Мари Мадлен Лейауанк! (Кричит.) Можете заходить!
Мари (появляется в дверях). Вы знаете, я там замерзла, даже легла в вашу постель.
Блэз. И правильно сделали, жаль, мадам Карлье вас не видела!
Мaри (влезая на барабан). Продолжаем картину?
Блэз. Картину!… Постойте, сейчас увидите! (Ставит подрамник на мольберт.) Вот что я с ней делаю! (Размазывает краски, как попало, подражая мазне Мари). Кстати, кто вам разрешил трогать мои краски?
Мари опускает голову и молчит.
А?… Если бы не мое доброе сердце, я бы выставил вас за дверь!
Мари. Я знаю, что вы добрый!
Блэз. Это я только так выгляжу!
Мари (наклоняется и видит, что он делает) . Вы все испортили!
Блэз. Теперь спрос на такое!…
Мари. А тюрьма?
Блэз (кладет кисти и тряпкой вытирает руки). В этом отношении все уладилось – к несчастью! – я думаю, там мне было бы лучше, чем здесь! Во всяком случае, спокойнее!
Мари. Опять что-нибудь случилось, мсье?
Блэз. Да! Случилось! (Машинально кладет руку на голое колено Мари.)
Мари. Бедный мсье!
Блэз (машинально гладит колено) . Все это не так смешно!
Мари (со вздохом). Жизнь вообще невеселая штука!
Блэз (не придавая значения, продолжает гладить колено) . Иногда я сам себя спрашиваю… (Смотрит на свою руку.) Что я, с ума сошел? Что я делаю?
Мари. А что вы делаете?
Блэз. Мне, показалось, что я гладил вас по коленке.
Мари. Гладили меня по коленке?
Блэз. У меня такое впечатление.
Мари. Тогда пусть мсье извинит меня. (Отдает ему розу.) Тетечка в таких случаях учила меня поступать вот так. (Размахнувшись, влепляет ему пощечину и с достоинством удаляется.)
Блэз ощупывает щеку, с ошеломленным видом поворачивается лицом к публике, и в это время опускается… занавес.
АКТ ТРЕТИЙ
Входит Женевьева, за ней –  Мари.
Женевьева. Котенок? (Идет в спальню и зовет, как кошку.)
Кис-кис-кис?… Мсье нет дома?
Мари. Нет, мадам, он дома не обедал.
Женевьева. Смотрите-ка!… А где же он обедал?
Мари. Вот я тоже думаю – где?
Женевьева. Вы не знаете, начал он вчера писать картину?
Мари. Мы одну начали, но…
Женевьева. Почему «мы»?
Мари. Я говорю «мы», потому что… я помогала мсье Блэзу… Как бы это вам лучше объяснить… Из-за тюрьмы.
Женевьева. Какой еще тюрьмы?
Мари. Он мне объяснил, что если не напишет картину, его посадят в тюрьму.
Женевьева. Идея фикс!… И, естественно, он не закончил ее?
Мари. Он вот что сделал. (Достает холст, на котором Блэз размазал краски, и показывает его Женевъеве.)
Женевьева. Час от часу не легче! Вижу, что ни день – то прогресс!… Вы не знаете, в котором часу он собирался вернуться?
Мари. Он мне сказал, что будет к трем.
Женевьева (смотрит на часы). Сейчас без четверти три, надеюсь, он нигде не задержится. Пора мне самой за дело браться, а то он никогда этой картины не кончит! Послушайте, девочка, я вам сейчас кое-что объясню… Пусть вас это не шокирует… Понимаете, чтобы написать картину, художникам обычно нужны модели, и для этого…
Мари. Мадам, я в курсе. Вам, наверно, удобнее будет раздеться в соседней комнате… (Распахивает перед ней дверь и предлагает шаль.) Вы можете пока это накинуть.
Женевьева (несколько удивлена). Превосходно! Вижу, что в дополнительных объяснениях вы не нуждаетесь! (Уходит в спальню.)
Мари. Да, мадам! Это все равно, что у доктора!
Голос Женевьевы. Можно это и так понимать.
Мари. Дело привычки. Они смотрят на нас только глазами художников.
Голос Женевьевы. Чаще всего да… Однако, судя по вашим словам, вы уже позировали?
Мари. О! Самую малость! (Заглядывает в дверь спальни.)
Какое у мадам красивое белье!
Голос Женевьевы. Да, забавно!… Скажите, за это время ничего нового не произошло?
Мари. Нет… Хотя да!… Приходили те люди, которые у нас тогда обедали.
Голос Женевьевы. А! Отлично! Ну и как?
Мари. По-моему, плохо, скажу больше – очень плохо.
Женевьева (возвращается, закутанная в шаль). Не может быть! Что же конкретно произошло?
Мари. Что «конкретно», сказать вам не могу, но в определенный момент, вследствие определенного стечения определенных обстоятельств я оказалась в спальне, а мадам Карлье открыла дверь, и потом я услышала, что она громко кричит.
Женевьева. А что она кричала?
Мари. К сожалению, все услышать я не могла, но слышала, что она называла мсье Блэза развратником!
Женевьева. Боже!
Мари. И распутником!
Женевьева. Этого еще не хватало!
Мари. Да! Уж если не везет, так не везет! Бедняга!
Женевьева. Это вы о ком?
Мари. О ком же еще? О мсье Блэзе.
Женевьева (садится). Ах, о нем! Ну, придет он, я с ним разберусь!
Мари. Мадам мне не мешает.
Женевьева. Возможно, но я хотела бы побыть одна, поэтому прошу вас меня оставить.
Мари. Как мадам будет угодно! (Выходит и за спиной Женевьевы показывает ей язык.)
Женевьева (рассматривая картину Блэза, пожимает плечами). Бедный мальчик! Слава богу, что женится на богатой! (Она стоит спиной к двери, несколько наклонившись. Картина нaмольберте заслоняет ее голову.)
Входит Блэз с бутылкой шампанского, цветами и еще каким-то пакетом. Женевьева не видит его. Поскольку она закутана в ту же шаль, Блэз принимает ее за Мари и легко хлопает ниже спины.
Блэз. Ну, Мари, как дела?
Женевьева оборачивается.
Ах, это ты?
Женевьева. Что это значит: «Ах, это ты»?
Блэз. Ты времени не теряешь! Уже раздета! У мсье мало времени!
Женевьева. Не увиливай! Заигрываешь с прислугой? Мне казалось, ты ее уволил!
Блэз. Не могу, я ей должен двести тысяч франков.
Женевьева. Что-о-о?
Блэз. Потом расскажу, случилась одна история с картиной.
Женевьева. Постой, а где ты обедал?
Блэз. Ревнива, как тигрица, ррр?
Женевьева. Что на тебя нашло?
Блэз. На, держи – шампанское, цветы, пирожные. (Сует все ей в руки.) Какую музыку ты предпочитаешь? Цыганскую – для темперамента? А потом буги-вуги, может быть. Как считаешь, так будет «симпатично»?
Женевьева. Ты с ума сошел?
Блэз. Есть от чего! Признай, положение дурацкое! Да еще под собственной крышей!
Женевьева. Ничего не понимаю!
Блэз. Слушай, не надо!
Женевьева (изображая отчаяние). Ну, это – верх! Я из кожи вон лезу, чтобы освободиться днем…
Блэз. Ну и цинизм!
Женевьева… и вот как ты меня встречаешь, когда я прихожу, чтобы провести время с тобой!
Блэз. Со мной?
Женевьева. Да. И чтобы закончить эту пресловутую картину, которую ты никогда не напишешь, если я не буду тебе позировать.
Блэз. А твое свидание?
Женевьева. Какое свидание?
Блэз. У тебя же свидание в три часа!
Женевьева. Где?
Блэз. А-а-а!… Так это не с тобой!
Женевьева. Что – ты – мелешь?
Блэз (отбирая у нее пакеты) . Все я мог предположить, только не это!
Женевьева. Что – все?
Блэз. Ничего.
Женевьева. А что значит это шампанское, эти цветы?
Блэз (очень любезно). Я думал, что сегодня понедельник, который мы, как всегда, проводим вместе.
Женевьева. Понедельник! У тебя не все дома?
Блэз. Каждый может ошибиться. Кстати, если вдуматься, по мне, так даже лучше. Но тебе нужно немедленно смываться, ты и так задержалась, уже без пяти!
Женевьева. Но я же тебе сказала, что отпросилась с работы!
Блэз. Ты ушла с работы?
Женевьева. Боже, какой сегодня ты странный! Что с тобой случилось?
Блэз. Вот ситуация! Боже! Вот ситуация!
Женевьева. Если бы я знала, я бы не пришла!
Блэз. Представь себе, что Карлье попросил меня…
Женевьева. Что?
Блэз. Словом, он сейчас явится. Сию минуту.
Женевьева. Сюда?
Блэз. В три часа.
Женевьева. Какой ужас! Я пропала! Он меня здесь не должен видеть!
Блэз. О чем я тебе и толкую!
Женевьева. Почему же ты сразу не сказал?
Звонок в дверь.
Блэз. Все! Он!
Женевьева. О-ля-ля! Куда мне спрятаться?
Блэз (ведет ее в библиотеку) . Сюда!
Женевьева. Скорее принеси мне платье!
Блэз. Где оно?
Женевьева. В спальне. (Исчезает в библиотеке.)
Блэз (направляясь к спальне) . Чуяло мое сердце, что все плохо кончится!
Мари (входит). Пришла какая-то дама!
Блэз. Она пришла раньше него! Час от часу не легче! Пригласите даму войти.
Мари выходит.
(Бросается в спальню и выходит с вещами Женевьевы.) Если Женевьева узнает, что я предоставляю свою квартиру Карлье, она все в щепки разнесет!
Мари (вводит Пепиту) . Пожалуйста, сюда, мадам.
Пепитa. Buenas dias. Es aguп casa del senor Carl?r? [1]
Блэз (быстро пряча за спину вещи Женевъевы) . Что вы сказали?
Пепитa. Habla usted espaf?ol? [2]
Блэз (знаками показывает Мари, чтобы та взяла у него вещи). Как, как?
Пепитa. Yo le pregunto si usted habla el espaf?ol? [3]
Блэз. Говорю ли я по-испански?
Пепитa. Que maravilloso piso! Tengo sita con el senor Carlier. Es que esta? [4]
Блэз. Покито! Покитиссимо! Чуть-чуть!
Мари берет вещи Женевъевы и бросает их в одежный шкаф.
Пепита. С?mо? [5]
Блэз. А! Сеньор Карлье! Он только что звонил.
Мари знаками показывает Блэзу, что бросила одежду в шкаф.
Пепитa. Parler franсes? [6]
Блэз. Звонил. Телефон. Сеньор Карлье… Вы говорите по-французски?
Пепита. Yo? [7]
Блэз. Да.
Пепита. No! [8]
Блэз. Да, с вами договоришься!… Сеньор Карлье…
Пепита. S?.
Блэз (жестами объясняет ей, что Карлье звонил). Телефонеар.
Пепита. Ah si! Entiendo muy bien! Pero a que numйro puedo hablarle por tel?fono? [9] (Хочетзвонитьпотелефону.)
Блэз (бросается и забирает у нее из рук телефон). Нет, вам телефонеар уже поздно!… Здесь ждать – нет, нельзя! Ждать – кафе, внизу.
Пепита. No he comprendido una sola palabra de todo lo que ha dicho! [10]
Блэз. Сеньор Карлье… (Объясняет жестами.)
Пепита. S?, eso lo he comprendido [11] .
Блэз. Буэно! (Снова объясняет жестами.) Телефонеар [12] .
Пепита. Claro! Quiere usted decirme que el se?or Carlier ha hablado por tel?fono [13] .
Блэз. Абсолюменте [14] .
Пепита. Y qu? le ha dicho? [15]
Блэз (указывая на нее пальцем) . Вы! Вы!
Пепита. Yo [16] .
Блэз. Да.
Пепита. Bueno [17] .
Блэз. Сейчас дух переведу! (Опять показывает жестами.)
Сеньор Карлье… Кафе… (Подходит к окну, показывает кафе.)
Пепита. Madr? mia! Qu? complicaci?n! Qu? significa eso?8 [18]
Мари (которая с интересом следила за Блэзом). No est? tan complicado como parece! El senor le est? explicando que el senor Carlier ha hablado por tel?fono para excusarse y preguntarle de no esperarlo aqui, pero al caf? que est? junto al rincon de la calle [19] .
Пепита. Bueno! No era tan dificil a explicar [20] .
(Протягивает руки к Мари и усаживает ее рядом с собой.)
Мари. Es simpl?simo! [21]
Блэз. Вы говорите по-испански?
Мари. Моя тетечка – испанка. (Пепите.) Esta en Paris desde mucho tiempo? [22]
Пепита. No, solamente desde esta ma?ana [23] .
Блэз (до него еще не дошло). Как так, ваша тетя – испанка? Я думал, вы – бретонка? Мари. Это мой дядя, брат моей матери, тоже Лейауанк, был бретонец. (Конец фразы она произносит, обращаясь к Пепите.)
Пепита (очень довольная, так как ей кажется, что они говорят о ней). S? [24] .
Мари. Он тогда служил на флоте и женился на тетке, когда они стояли на заправке в Бильбао.
Пепитa. S?.
Мари. Когда моя бабушка, она же мать моего дяди, узнала, что он женится на испанке, она ему сказала: «Или я, или Испания!» Это было сразу после войны, он служил артиллеристом на «Сюркуфе».
Пепита (уже с меньшим энтузиазмом, так как ей начинает надоедать длинный разговор). Si.
Мари. Он написал моей бабушке, что если она не хочет, чтобы он женился на тетечке…
Пепитa. Perdone, si les interrumpo, pero d?de me ha dicho usted que est? el caf? donde debo esperar el sefior Carlier? [25]
Голос Арианы (в прихожей) . Благодарю вас, большое спасибо. Теперь можете меня оставить. Я дорогу знаю.
Ариана въезжает в кресле на колесиках, одна ее нога в огромном гипсе.
Блэз. Qu? se passa?
Ариана. Что вы сказали?
Блэз. Я хотел сказать: что случилось?
Ариана. Вам ни за что не догадаться, что со мной случилось! (Поднимает ногу, чтобы показать гипс. Замечая Пепиту.) Здравствуйте, мадемуазель, я догадываюсь, кто вы, вы – мадемуазель Карлье?
Пепитa. Carlier! Si! [26]
Ариана. У меня на это нюх!
Пепитa. Buenas tardes se?ora. На tenido un accidente? [27]
Ариана. Yes! [28] (Подъезжая к Блэзу.) Судя по разговору, эта дама – не француженка?
Блэз. Да, не совсем.
Ариана (знаком подзывает всех подойти к ней). Представьте себе, только я приехала, вхожу в гостиницу, а эти идиоты так натерли пол, что я – бамс! И в вестибюле ломаю ногу! Ну подумайте, чтобы так не повезло!
Мари (Пените) . Rumpido! [29]
Ариана. Мне тут же накладывают гипс, но я не хочу лежать одна в комнате в гостинице, меня грузят в вагон, потом на «скорую помощь», и вот я – здесь! (Показывает, как ездит кресло.)
Все отскакивают, пропуская ее.
Очень удобное кресло! Я его, правда, еще не совсем освоила! (Катается вдоль и поперек комнаты.) Мне в своих стенах будет гораздо лучше, чем одной в горах! Ах! Как приятно вернуться к себе домой!
Блэз. К себе! Мадам, но вы не у себя! Вы мне сдали эту квартиру на две недели, я заплатил вам сумму, от которой волосы встают дыбом. Отправляйтесь куда хотите, но ноги вашей, пусть сломанной, не будет здесь до двадцать второго апреля!
Ариана. Ну знаете! Не могла же я предвидеть, что сломаю себе ногу!
Блэз. За эти деньги – не должны были ломать!
Ариана. Это скандал!
Блэз. Не кричите, люди спят.
Ариана (шепотом). Спят в это время? (Орет во все горло.) И потом я у себя, делаю, что хочу! (Направляет кресло в спальню.)
Блэз хватает кресло на ходу и отталкивает его назад.
Блэз. Туда нельзя!
Ариана (кричит еще громче). Если вы до меня дотронетесь, я позову полицию! Повторяю, я – у себя!
Блэз. А я повторяю – нет!
Ариана (орет). На помощь!
Блэз быстро хватает металлический поднос и ударяет им Ариану по голове. Раздается звук, похожий на гонг. Ариана застывает в обмороке. Блэз снимает со стены негритянскую маску и надевает ей на голову.
Пепитa. Que est? haciendo? [30]
Мари. Es el Carnaval, se?ora [31] .
Блэз. Мари, отвезите это в столовую, и пока она не пришла в себя, свяжите ее и заткните ей рот, чтобы мы немного передохнули.
Мари увозит Ариану в столовую.
Пепита (тоже начинает кричать). Bandito! Usted es un bandito! [32]
Женевьева (высовывая голову). Кто это орет? (Видит Пепиту.) О! Дальше некуда! Это называется свидание с Клебером? Получай! (Дает Блэзу пощечину.)
Пепитa. Bravo! Es una casa de locos! [33]
Женевьева (открывая дверь платяного шкафа). Твоя курочка тоже узнает, как со мной иметь дело! (Внезапно хватает Пепиту, заталкивает ее в шкаф, закрывает дверь па ключ,’ а ключ вынимает.) Ключ не отдам! Пусть посидит – остынет!
Блэз. Уверяю тебя, что…
Женевьева. Кто эта женщина?
Блэз. Не знаю.
Женевьева. Ты меня еще и за дуру считаешь?
Звонок в дверь.
Блэз. На этот раз это – он!
Женевьева. На этот раз твой фокус с Карлье не пройдет!
Блэз. Даю тебе честное слово…
Женевьева. Долго ты еще будешь надо мной издеваться?
Блэз. О! Да мне-то в конце концов – что? Сама увидишь. Будь что будет! (Выходит.)
Голос Карлье. Здравствуйте, старина, как дела?
Голос Блэза. Благодарю вас, все лучше и лучше.
Голос Карлье. Все готово?
Голос Блэза. Все готово, и я даже приготовил вам сюрприз. (Услышав голос Карлье, Женевьева прячется в библиотеку.)
Голос Карлье. Вот как, сюрприз?
Голос Блэза. Вы сейчас встретите одну особу, которую никак не ожидаете увидеть!
Входят Карлье и Блэз.
Блэз. Ба… да нет, видите ли, ее нет!
Карлье. Кого нет?
Блэз. Никого.
Карлье. Как – никого?
Блэз. Я хотел вам сделать сюрприз, но вы опоздали!
Карлье. Не понимаю.
Блэз. Я тоже.
Карлье. Она еще не пришла?
Блэз. Кто?
Карлье. Дама, с которой у меня свидание. Только бы она не заблудилась! Я с ней познакомился в Испании и пригласил ее на несколько дней в Париж. Она ни слова не говорит по-французски, но танцует как богиня, вы знаете… (Изображает испанский танец, прищелкивая пальцами и топая ногой.)
Слышен стук из шкафа.
Голос Пепиты. Bandito! Cuando va usted abrir esa puerta? Voy a morir! [34]
Карлье. Это она, моя испанка! А вы мне говорите, что она не пришла!
Блэз. Я? Я вам ничего не говорю.
Голос Пепиты. Es que algien va darme la libertad si о no? [35]
Карлье (пробует открыть дверь). Дверь не открывается!
Блэз. Дверь не открывается?
Карлье. Нет!
Блэз. А! Ну конечно!
Карлье. Почему «конечно»!
Блэз. Я решил – шутить так шутить! А вы не ожидали?
Признайтесь, что не ожидали!
Голос Пепиты (продолжающей биться в шкафу). Yo matar? a todos cuando estar? en libertad! [36]
Блэз. Подождите немного!
Карлье. Что здесь происходит?
Блэз. Это все мои шутки, сказал же я вам. (Пробует открыть дверь в библиотеку.) Вот видите, эта тоже не открывается! Здесь ни одна дверь не открывается! Это все мои шутки. Но сюрприз для вас еще впереди. Садитесь сюда и делайте, что я вам скажу! (Усаживает Карлье, достает у него из нагрудного кармана платок и завязывает ему глаза.) Не двигайтесь!
Карлье. Что вы собираетесь делать?
Блэз. Это такая игра, вот увидите. Не смотрите, пока я не сосчитаю до десяти.
Карлье. А что потом будет?
Блэз. Если я вам скажу, то какой же сюрприз?
Голос Пепиты. Si no me abren, prendo fuego a toda casa! [37]
Блэз. Сейчас, сейчас. (К Карлье.) Готовы?
Карлье. Готов.
Блэз. Не подглядывать! Игра заключается в том, чтобы вернуть ключ от шкафа… Ключ от шкафа – раз! (Со значением произносит слова «ключ от шкафа» и подходит к двери в библиотеку.) Ключ от шкафа – два!
В двери библиотеки появляется Женевьева.
(Делает ей знаки.) Ключ от шкафа – три!
Женевьева возвращается в библиотеку.
Четыре!
Карлье. Ну, скоро?
Блэз. Сейчас, сейчас! Еще только четыре, игра есть игра!…
Появившаяся некоторое время назад Мари смотрит на Блэза.
(К Мари.) Зачем вы явились? Пять!
Мари. Посмотреть, как мсье будет выкручиваться!
Блэз. Отправляйтесь на кухню!… Шесть!…
Женевьева входит и протягивает ему ключ. Семь!… Семь с половиной!
Карлье. Послушайте, если я вас когда-нибудь познакомлю с той манекенщицей, смотрите – насчет испанки ни слова!
Блэз. Не беспокойтесь, она никогда о ней не узнает!
Карлье. Хотя, вообще-то, мы квиты, однажды я к ней нагрянул без предупреждения, а у нее – блондинчик!
Женевьева уходит на цыпочках.
Блэз (хохочет) . Да? (Осознает) . Что-о-о?
Карлье. И она еще имела наглость уверять меня, что это ее родственник, что он в Париже проездом и что он не мог найти места в гостинице! Представляете себе?
Блэз. Представляю.
Карлье. Не понимаю, что вы сейчас делаете?
Блэз. Сейчас, сейчас… Три!
Карлье. Три уже было! Мы остановились на семи с половиной!
Блэз (идет к шкафу). Ах да, правда! Восемь!
Карлье. Вы тянете!
Блэз (открывает дверь шкафа). Девять!
Пепита выскакивает как фурия.
Десять!
Пепита влепляет пощечину Карлье, который подскакивает и снимает платок.
Блэз. А! Что я вам говорил? Каков сюрприз?
Пепита (с размаху влепляет пощечину и Блэзу). Cretino! [38] (Бросается к спальне.)
Карлье. Не понимаю!
Блэз. Я тоже.
Пепита (пробует открыть дверь спальни). Donde est? la mujer que me enferrado dentro del armario? [39]
Блэз (к Карлье). Ответьте ей что-нибудь!
Карлье. Я не говорю по-испански!
Пепита. Si undia la cojo la matare! [40] (Направляется к столовой.)
Блэз. Восхитительное создание!
Карлье. А какой темперамент! Похлеще той, о которой я вам говорил!
Блэз. Не может быть!
Пепита возвращается, толкая кресло с привязанной Арианой, лицо которой закрыто негритянской маской.
Блэз. Вы понимаете, что она говорит?
Карлье. Нет, но кто это?
Блэз. Хозяйка!
Карлье. Какая хозяйка?
Блэз. Да я шучу! Вы разве не видите, что все это мои шутки? (Зовет.) Мари!
Пепита. Kl?ber! Dame explicaciones! [41]
Карлье. Да, мое сокровище, да! да! да! (Блэзу.) Ей лучше не противоречить, я ей всегда отвечаю – «да»!
Пепита. Yas a contestar me si о no? [42]
Карлье и Блэз (вместе) . Да!
Мари. Мсье меня звал?
Блэз. Да, уберите это, пожалуйста.
Мари. Слушаюсь, мсье. (Заталкивает Ариану в шкаф.)
Пепитa. Quiero saber donde se esconde la mujer que me ha encerrado dentro el armario para romperle la carra [43] .
Блэз. Что она там рассказывает?
Карлье. Признаюсь, я понимаю все меньше и меньше.
Мари. Эта дама говорит, что она хотела бы знать, где спрятана та дама, которая ее спрятала в шкаф, чтобы выцарапать ей глаза.
Пепитa. Eso es [44] .
Блэз (в ярости. Мари). Не вмешивайтесь не в свои дела!
Мари. Слушаюсь, мсье. (Выходит.)
Карлье. Какая это женщина заперла ее в шкаф?
Блэз. Неужели вы слушаете то, что говорит прислуга?
Пепита (орет). Mira, Kleber! [45]
Блэз. Никак она не успокоится!
Карлье. Сейчас я вам покажу один фокус – моментально затихнет. (Достает чековую книжку и показывает Пепите.) Пепита!
Пепита (тут же меняет тон и садится рядом с Карлье). Oh! amor mio, que buena idea! No me ha trevia a preguntarlo [46] .
Карлье (подмигиваяБлэзу). Видали? (Выписываетчек.)
Пепита. Рог que no anades un zero de mas?
Блэз. Она просит вас, чтобы вы приписали еще один нуль!
Карлье. Спасибо, это я и без вас понял!… (Лепите.) Держи, мой испанский цветочек!… На сегодня с тебя хватит!
Пепита. Gracias! Tu eres un padre p?ra mi!
Блэз. Она говорит, что вы для нее как отец родной.
Карлье. Что это вы принялись переводить? Я говорю по-испански не хуже, чем вы!
Блэз. Простите, пожалуйста!
Карлье. Ладно, пустое!… Да, кстати, я вам еще не успел сказать! Я на вас заработал сегодня ровно двести тысяч франков.
Блэз. На мне?
Карлье. Да! На вашей картине!
Блэз. Каким образом?
Карлье. Я ее перепродал за четыреста тысяч франков!
Блэз. Не может быть!
Карлье. Я знаю, что обычно вы за эту цену продаете, но я хотел убедиться, что вы не завысили.
Блэз. Кому же вы продали?
Карлье. Одному из моих друзей, кстати – торговцу картинами. Он заходил ко мне вчера вечером. Как только взглянул на нее, прямо подпрыгнул! Вы бы видели! И спрашивает меня: «А это что?» Я ему говорю: «Один мой знакомый, молодой художник». Он мне говорит: «Беру ее за пятьдесят тысяч». Я ему в лицо расхохотался, нет, вы отдаете себе отчет: пятьдесят тысяч!
Блэз. Да, действительно, умрешь от смеха!
Пепита (тормошит Карлье). Kl?ber, que hacemos aqui? [47]
Карлье. Одну минуточку, моя крошечка, я говорю о делах. Словом, он выложил четыреста тысяч и хочет заключить с вами постоянный контракт. А пока что заказывает вам сразу еще четыре.
Блэз. Что – четыре?
Карлье. Картины – четыре! Честное слово, у вас какая-то замедленная реакция! И для меня сделайте еще парочку – еще две картины – и как будущему тестю с такой же скидкой?
Хлопает Блэза по спине, тот делает шаг вперед.
Ну, не упирайтесь! За двести, ладно… За все – два миллиона. Ну, негодяй, неплохая у тебя профессия! (Роется в карманах.) Над чем вы сейчас работаете? (Достает мазню Блэза.) О нет! Ничего общего с тем, что вчера!…
Блэз. Это служанка развлекалась, хотела попробовать рисовать…
Карлье. А! А то я уж испугался!
Пепита (все с б?льшим нетерпением). Kl?ber, no quiero estar aqul todo el dia [48] .
Карлье. Иду к тебе, моя девочка! (Блэзу.) Вы все приготовили?
Блэз. Да, да, все готово. Шампанское… пирожные… цветы. (Все вкладывает в руки Карлье.) А вот и музыка… Белла [49] музыка. (Берет проигрыватель и дает в руки Пепите.) Прошу за мной. (Распахивает дверь в спальню.) Сюда, пожалуйста.
Пепита. Oh Kl?ber! Donde vamos? [50]
Карлье. Пепита!
Блэз (начинает петь). Бесаме, бесаме мучо!
Карлье берет Пепиту за талию, и оба, танцуя танго, удаляются в спальню.
(На пороге спальни Блэз со всей силы хлопает Карлье по спине.) Чертов проказник! (Закрывает за ними дверь.) Уф! Можно сказать, обошлось малой кровью! Хотя надо еще выпустить из клетки тигрицу! (Стучит в дверь библиотеки.)
Женевьева выходит.
Теперь можешь уходить.
Женевьева (приоткрывая перед ним шаль). В таком виде?
Блэз. Иди в библиотеку, я принесу тебе платье. (Направляется к платяному шкафу.)
В этот момент из спальни выходит Карлье.
Карлье. Она просит меня подождать пять минут. Застенчивая девочка!
Блэз. В этом-то весь шарм!
Карлье. А мы пока немного поболтаем!
Блэз. Ну, разумеется! Так что у вас хорошенького?
Карлье (движением головы показывая на дверь). Как видите, жду…
Блэз. Нет, я не о том! Как дела идут, нормально?
Карлье. Трудно сказать. Знаете, я – импорт-экспорт.
Блэз. Да, знаю.
Они начинают прогуливаться по сцене взад и вперед.
Карлье. Сейчас, правда, временные трудности. Со щетками.
Блэз. Вы продаете щетки?
Карлье. Я все продаю. А щетки надо отослать в Скандинавские страны.
Блэз. Я тоже, знаете, занимался продажей щеток.
Карлье. В больших количествах?
Блэз. Продал три.
Карлье. Не понял.
Блэз. Три вагона.
Карлье. Ну, это разве сделка! Я составами продаю.
Блэз. Это были, заметьте, очень большие вагоны, третий только немного был поменьше. А знаете! Я могу вам помочь.
Карлье. Вы бы мне оказали большую услугу, я сейчас скупаю по всей Франции все, что хоть отдаленно похоже на половые щетки. Может быть, мы сменим направление?
Начинают ходить вдоль сцены.
Блэз. Я даже могу взять у вас заказ, если хотите. У меня очень большие связи.
Карлье. Нет, сроки слишком короткие, нужно все отослать за сорок восемь часов, вот в чем проблема. Но мне не так щетки нужны, как валюта, чтобы срочно выкупить в Дании восемьдесят тысяч бутылок шампанского.
Блэз. Датского?
Карлье. Нет, испанского, которое я продал в Данию и которое в рот нельзя взять. Я предложил забрать у них назад за полцены, потому что у меня есть заказ на шампанское из Австралии, а если я его туда зашлю, столько времени пройдет, пока мне его вернут… Может быть, мы присядем?
Садятся на диван.
Блэз. Думаете, его и оттуда вам вернут?
Карлье. Я его уже три года вожу по всему миру, никто пить не хочет. Мне-то все равно, я каждый раз выкупаю обратно за полцены.
Блэз. А разве его покупают, не пробуя?
Карлье. Образцы отличные, а потом я им морочу голову, что оно, наверно, испортилось при перевозке. Что поделаешь, мой дорогой, бизнес есть бизнес!
Из спальни слышен звук кастаньет.
Это – сигнал! (Уходит.)
Блэз (бросается к телефону и набирает номер). Щетки, щетки!… У меня навалом этих щеток… Алло?… Фирма «Вдова Пулэн, отец и сын»? Я говорю с сыном мсье Пулэна-отца? Нет, с отцом мсье Пулэна-сына!… Блэз д’Амбрие, из шестнадцатого округа… Я звоню, чтобы спросить, не можете ли вы мне немедленно поставить большую партию щеток?… Сорок восемь часов… Пустые склады… Кто-то все вчера закупил?… Мне всегда так везет!… Много ли я продал? Я – три, а у моей служанки купили восемнадцать, старый сатир. Да нет, я в своем уме!… Алло!… Алло!… (Его собеседник уже повесил трубку, вешает и Блэз.) О-ля-ля-ля-ля! Вот уж если не везет, так не везет!
Mари (которая появилась к концу разговора). У мсье новые неприятности?
Блэз. Я могу продать тысячи щеток, могу продать сколько угодно, так теперь их негде взять!
Мари. А кому вы их можете продать?
Блэз. Мсье Карлье! Он купит любое количество!
Мари. Не может быть?!
Блэз. Да!
Мари. В Плувенез-Моедэке большая щеточная фабрика, давайте туда позвоним?
Блэз. Карлье уж, наверно, меня опередил!
Мари. Почему не попытаться?
Блэз. Какой номер?
Мари. Девятнадцать в Плувенезе, а там спросить фабрику Летудика. Ее все знают.
Блэз (снимает трубку) . Это какой департамент?
Мари (с презрительной миной). Финистер, естественно!
Блэз (ищет в телефонной книге). В наше время, чтобы позвонить по телефону, надо иметь три диплома. Вот! Финистер-98… Алло, мадемуазель?… Я хотел бы поговорить с Плувенез-Моедэком, номер девятнадцать… Пишется, как слышится.
Мари. Через черточку.
Блэз. И через черточку. Мой номер 881 – 07… Скоро дадите?… Спасибо, мадемуазель. (Вешает трубку.) Сейчас вызовут. Да, Мари, я забыл, у меня для вас есть работа.
Мари. Я только что всю кухню вымыла.
Блэз (приносит чистый холст) . Речь идет не о домашней работе! Вам нужно написать шесть картин! И за них вы получите два миллиона франков. (Всовывает ей под локоть холст, в другую руку дает краски и кисти.)
Мари. Зачем вы надо мной смеетесь?
Блэз. Я ничуть не смеюсь, это серьезный заказ. Заказ мсье Карлье. Устраивайтесь скорей в кухне и приступайте.
Мари (делает шаг вперед, но останавливается. Оборачивается). Я не могу рисовать просто так, мне нужно, чтобы вы мне позировали.
Блэз. Что-о-о?
Мари. А то, что теперь ваша очередь.
Блэз. У меня сейчас есть более срочные дела.
Мари (надвигается на него, угрожая кистью) . Если вы мне не будете позировать, я ничего не буду делать.
Блэз, отступая, натыкается на барабан и поднимается на него.
Левую ногу чуть вперед.
Блэз исполняет.
Поднимите руки.
Блэз исполняет.
Блэз. Зачем вы надо мной смеетесь?
Мари (подходит очень близко к нему). Я хочу сказать вам одну вещь.
Блэз. Я вас слушаю.
Мари. Когда я вас вчера ударила, я не хотела.
Блэз. В тот момент я бы этого не сказал.
Мари. Як вам очень хорошо отношусь, мсье!
Блэз. Я тоже, Мари.
Мари. И каждый день все лучше и лучше… И настолько, что я даже не знаю – а может, это уже любовь!
Блэз (опускается с барабана). Что вы, Мари!
Мари. Сама не понимаю, как я осмелилась вам это сказать! Просто я была не в силах с вами не поделиться!
Блэз (берет Мари за плечи) . Мари!
Женевьева (появляясь) . Ну? Несешь ты мое платье?
Блэз (отходит от Мари) . Да, правда! Иди в библиотеку, там безопасно.
Женевьева. Опять!
Блэз (влезает в шкаф). Извините, мадам, за беспокойство, но я здесь кое-что забыл. (Вылезает с вещами Женевьевы.) Какое удобство, эти шкафы. До скорого, мадам. (Закрывает дверь и идет к библиотеке). Мари, мы потом продолжим наш разговор. (Входит в библиотеку.)
Звонит телефон.
Мари (кладет холст и живописные принадлежности, которые она до сих пор держала в руках). Алло?… Да… А, фабрика Летудика… Мари Мадлен Лейауанк… Я двоюродная сестра Гастона, который работает у вас… Да, да… Так вот, я в Париже и, представьте себе, работаю у мсье, который хотел бы закупить тысячи щеток, практически неограниченно, столько, сколько вы можете предложить… У вас есть пятьдесят тысяч на вашем парижском складе?!… Вот здорово!… Сколько он просит?… Подождите у телефона!… (Направляется к библиотеке, но передумывает и стучит в дверь спальни.)
Голос Карлье. В чем дело?
Мари. Не хочет ли мсье купить пятьдесят тысяч щеток?
Голос Карлье. Пятьдесят тысяч? Да, хочу.
Мари (возвращается к телефону). Алло!… Берем у вас все пятьдесят тысяч… Ах, цена?… Подождите! Не вешайте трубку! (Снова стучит в дверь спальни.)
Голос Карлье. Ну что там еще?
Мари. А какую цену мсье платит за штуку?
Карлье. Четыреста франков.
Мари. Четыреста франков… Хорошо, мсье. (Берет трубку.) Алло?… Я предлагаю триста франков за штуку… Последняя ли это цена? Конечно, последняя, раз я вам это говорю!… Да, по триста франков я беру пятьдесят тысяч… По рукам? Договорились! Куда доставлять? Господину Блэзу д’Амбрие, авеню Анри-Мартен, восемнадцать… Да, как можно скорее. До свиданья, мсье. (Приплясывает от радости, потом снова стучит в дверь Карлье.)
Голос Карлье. Оставите вы меня в покое наконец?
Мари. Я насчет щеток, я их могу купить только по пятьсот франков.
Голос Карлье. Нет, это слишком, четыреста пятьдесят – максимум.
Мари. Пятьсот или ничего.
Голос Карлье. Ладно, пятьсот! Я сейчас не в состоянии торговаться. И оставьте меня в покое!
Звонок в дверь. Мари выходит, в то время как Блэз и уже одетая Женевьева выходят из библиотеки.
Блэз. Теперь беги со всех ног.
Женевьева. Я тебе позвоню, чтобы узнать, чем все закончилось!
Блэз. А… нет! Больше не звони! Ничего больше не делай, и как только тебе в голову придет какая-нибудь идея, сразу ее выбрасывай!
Мари (входя). Мсье, к вам мадемуазель Лаура Карлье!
Женевьева. Судя по всему, я возвращаюсь в библиотеку. Не провожайте, я дорогу знаю! (Выходит.)
Лаура (появляясь). Привет, привет!
Блэз. Здравствуйте, мадемуазель, каким счастливым ветром?…
Лаура. Как я рада, что застала вас одного!
Блэз. Нельзя сказать, чтобы совсем одного…
Мари выходит.
Лаура. Мои родители прекрасные люди, но прежде чем выйти за вас замуж, мне бы хотелось узнать вас поближе.
Блэз. Я понимаю… Это естественно, но… Не знаю, до какой степени прилично молодой девушке оставаться наедине с молодым человеком в его холостяцкой квартире.
Лаура хохочет глупым смехом.
Может быть, мы лучше посидим в кафе внизу?… Спускайтесь, я буду через пять минут. (Хочет ее выпроводить.)
Лаура. Вы как будто из прошлого века! То, что я хочу у вас попросить, в кафе – невозможно!
Блэз. Что же это такое?
Лаура. А вот что: морально я вас уже немного знаю, но физически – не хочу сюрпризов.
Блэз. Простите, не понял?
Лаура. Вы тоже, я полагаю!
Блэз. В каком это смысле?
Лаура. Вы же не собираетесь жениться на девушке, не зная, какая у нее фигура? А вдруг у нее ноги кривые или одна грудь больше другой?
Блэз. Этого еще недоставало!
Лаура. А вдруг у вас волосы на груди?
Блэз. Даю вам честное слово, что нет.
Лаура. Я терпеть не могу волос на груди. А как с ногами?
Блэз. С чьими ногами?
Лаура. Да с вашими ногами!
Мари проходит в глубине сцены и разражается громким смехом.
Если бы мы еще встречались летом на пляже, то по крайней мере знали бы, кто что из себя представляет, а так! Мы с моей лучшей подругой решили, что ни за что не выйдем замуж за человека, пока не узнаем его анатомию!
Блэз. Боже мой, мадемуазель!
Лаура. У вас плавки есть?
Блэз. Вы хотите, чтобы…
Лаура. А почему бы нет?
Блэз. О-о-ох!
Лаура. А что здесь такого? На пляжах, в бассейнах…
Блэз. В таком случае, договорились, на днях идем в бассейн. (Тянет ее за рукав пальто к выходу, но Лаура выскальзывает из пальто, которое остается в руках Блэза. Он оборачивается и видит, что она в купальном костюме.) О!
Лаура. Как вы меня находите? (Поворачивается, чтобы Блэз оглядел ее со всех сторон.) Теперь – вы!
Блэз (старается надеть на нее пальто). Послушайте, мадемуазель, немедленно одевайтесь и возвращайтесь к своим родителям. Если бы ваш отец вас видел!
Лаура. У папы административный совет.
Блэз. Вы уверены?! А вдруг он передумал?
Мари (появляясь). Мадам Карлье!
Блэз. Что – «мадам Карлье»?
Мари. В прихожей.
Блэз. В какой прихожей?
Мари. В вашей, в какой!
Лаура. Мама! (Бросается к двери в спальню.)
Блэз (перехватывает ее). Нет! Сюда нельзя! (К Мари.)
Вы это нарочно на мою голову?!
Лаура хочет влезть в шкаф.
Нет! Туда тоже нельзя!
Мари. Что мне делать, мсье?
Блэз. Невероятно! Все как будто подстроено!
За это время Лаура успевает залезть под диван.
(Оборачивается, продолжая обращаться к Лауре.) Вы только поймите, что… (Поражен, что ее не видит.) Где она?… Лаура!
Блэз и Мари повсюду ищут Лауру.
Мари. Лаура!
Блэз. Лаура!
Женевьева (выходя из библиотеки). Путь свободен, я могу уходить?
Блэз. Ты больше никого здесь не видела?
Женевьева. Нет, а что?
Блэз. Тогда марш обратно! (Заталкивает ее в библиотеку.)
Мари (приоткрывает дверь спальни и тут же захлопывает).
О! Простите!
Карлье (открывая дверь) . Вам что-нибудь нужно?
Мари. Нет, извините меня, я ошиблась.
Мадам Карлье (появляясь) . Я вам не помешаю?
Блэз и Карлье одновременно захлопывают дверь библиотеки и спальни.
Блэз. Что вы, что вы, наоборот!… Мари, пойдите посмотрите в столовую, нет ли там той вещи, которую мы с вами искали.
Мари. Слушаюсь, мсье.
Блэз. Если она там, посоветуйте ей там остаться.
Мари выходит.
Мадам Карлье. Вы что-то потеряли?
Блэз. Да ерунду…
Мадам Карлье. Я воспользовалась тем, что муж на административном совете, а дочь на курсах домоводства, и решила вас навестить.
Блэз. Как это мило с вашей стороны!
Мадам Карлье. Таким образом, у меня больше часа на то, чтобы посидеть с вами, поболтать о том о сем, поговорить по душам…
Блэз. То есть, вы понимаете…
Мадам Карлье. Вы мне позволите присесть, а то я пришла сюда пешком и уже на ногах не стою! (Садится на диван.)
Мари (возвращается) . Мсье, в столовой ничего нет.
Блэз. Вы хорошо посмотрели?
Мари. Да, мсье.
Блэз. Фантастика!
Мари. Мсье! (Взглядом показывает под диван.)
Блэз. Вы что-то хотите сказать?
Мари. Она под диваном.
Блэз. Хорошо, хорошо, теперь оставьте нас, пожалуйста.
Мари уходит.
Мадам Карлье. Вы нашли ее?
Блэз. Да, да, все в порядке… Она под диваном! Черепашка! Совсем маленькая черепашка, которая ползает по всей квартире!
Мадам Карлье. Какие они милые, эти маленькие черепашки! (Хочет наклониться и посмотреть.)
Блэз (берет ее за руку, чтобы поднять с дивана, и целует руку, как бы прощаясь). Дорогая мадам, я очень рад был вашему визиту, увы, слишком короткому, к моему большому сожалению…
Мадам Карлье. Я еще могу посидеть! (Снова садится надиван.)
Блэз. Как, еще?…
Мадам Карлье. Мне бы хотелось, чтобы мы безотлагательно разрешили с вами один вопрос. (Встает и направляется к двери в спальню.)
Блэз преграждает ей дорогу.
Прежде всего вы должны понять, как я была удивлена, когда сегодня утром, открыв эту дверь, увидела вашу служанку в абсолютно голом виде. Согласитесь, что первым долгом я должна была возмутиться.
Блэз. Обстоятельства сложились так…
Мадам Карлье. Да, да, знаю, мой муж объяснил мне, что это следствие, если можно так сказать, ваших профессиональных нужд.
Блэз. Абсолютно верно.
Мадам Карлье. Да… Таким образом, мы подошли к главному… Вы бы меня очень обязали, если бы после женитьбы на моей дочери перешли исключительно на натюрморты!
Из спальни доносится звук кастаньет. Мадам Карлье с удивлением смотрит на Блэза. Он начинает танцевать испанский танец и, танцуя, подходит к прихожей, где берет стоящую в углу ширму. Приносит ее и ставит перед дверью в спальню.
Блэз. Это моя соседка репетирует танец с кастаньетами.
Мадам Карлье. В этом доме – сплошные артисты!
Блэз (восклицает). О!
Мадам Карлье. Что с вами?
Блэз. Мне пришла в голову одна мысль!… Не хотели бы вы, чтобы я написал ваш потрет?
Мадам Карлье. Я буду в восторге!
Блэз. Превосходно! В таком случае перейдем в столовую – там лучше освещение. (Дает мадам Карлье в руки мольберт и увлекает ее к столовой.) Сюда, пожалуйста.
Мадам Карлье. А вам не кажется, что меня лучше рисовать в профиль?
Блэз. Вы правы! Ваш профиль вам очень к лицу!
Мадам Карлье смотрит на него с удивлением.
Простите, у меня уже ум за разум заходит!… Итак!… (Заталкивая ее в столовую.) Подождите меня секундочку, только захвачу свои кисти и краски и я – к вашим услугам. (Становится на колени и говорит Лауре, лежащей под диваном.) Я вам говорил! Чего вы добились?
Лаура начинает плакать.
Еще чего! Сейчас не до слез!
Лаура. Я хочу домой!
Блэз. Пойдете, но не сейчас! Не двигайтесь, пока я вам не скажу. (Заталкивает ее глубже под диван и выбирает кисти и краски.)
Мари (входит). Неужели вы женитесь на мадемуазель Карлье, она же круглая дура!
Блэз. Знаю, но у меня нет выхода!
Мари. И потом, между нами, не так уж она хорошо сложена! Как я жалею, что не сняла тогда шаль! Увидели бы разницу!
Лаура (высовывая голову из-под дивана) . Я хочу домой. Мари (становится на колени). Не высовываться! И не подслушивать! А то позову ваших папочку и мамочку – вы знаете, они оба под рукой! Ну, назад! (Толкает Лауру под диван. Все еще стоя на коленях, встречается взглядом с Блэзом, который пристально смотрит на нее.) О чем вы думаете?
Блэз (становится на колени рядом с ней) . О вас… И тоже спрашиваю себя, а может, это уже…
Мари. Что?
Блэз. Нам нужно два билета туда и обратно в Плувенез-Моедэк!
Мари. Зачем?
Блэз. Чтобы узнать, что думает ваша тетечка в отношении вашей руки.
Мари. Мсье говорит серьезно?
Блэз. Да, мадемуазель, я вас люблю.
Мари (целует его в обе щеки) . О! Мсье Блэз!
Блэз (берет ее за плечи) . Называйте меня просто Блэз.
Мари. Тетечка будет счастлива!
Медленно приближаются друг к другу, и в тот момент, когда они уже готовы поцеловаться, появляется Женевьева.
Женевьева. Полный букет!
Блэз и Мари поднимаются с колен.
Блэз. Женевьева… Я предпочитаю сразу же сказать тебе всю правду.
Женевьева. Не надо мне ничего говорить, я все видела своими глазами.
Голос мадам Карлье. Где же вы, мсье д’Амбрие? Я жду! (Появляется, все еще держа в руках мольберт.)
Блэз хватает ширму и закрывает Женевьеву, которая при этом наклоняется.
Блэз. Приготовились! Следующая остановка – библиотека!
Блэз несет ширму к двери библиотеки, думая, что Женевьева тоже двигается. Но она остается в согнутом положении, не видя, что Блэз уходит с ширмой. Мадам Карлье настолько внимательно следит за действиями Блэза, что не обращает внимания на Женевьеву. Блэз, увидев, что Женевьева осталась на месте, быстро возвращается к ней, проходя мимо мадам Карлье. Она достает лорнет.
(Женевъеве.) На этот раз готовы? Раз, два, три! Старт!
Блэз трогается вместе с ширмой, маневрируя таким образом, чтобы не было видно Женевьевы. Наконец, она исчезает в библиотеке.
Мадам Карлье все более и более заинтригована, подходит с лорнетом к ширме. Блэз становится между ней и ширмой. Снова раздается звук кастаньет. Мадам Карлье идет к двери в спальню, но Блэз догоняет ее и за руку уводит к двери в библиотеку.
Блэз. Думаю, ваш профиль справа лучше, чем слева! (Поворачивает ей голову, так чтобы она не видела спальни.) Вот так! Взгляд сюда, держитесь совершенно свободно! Ни в коем случае не двигаться. Я буду двигаться вокруг вас. Портрет получится потрясающий. (Тянет диван к мадам Карлье, открывая таким образом Лауру, лежащую на полу в купальнике.) Эта у меня совсем вылетела из головы!… (Берет двумя руками голову мадам Карлье и направляет ее так, чтобы она не видела Лауры.) Так! Не двигаться, смотреть прямо перед собой… И ни о чем не думать! (Быстро приносит ширму, ставит ее перед Лаурой и помогает ей встать.) Без паники!… Встаем!…
Мадам Карлье хочет встать с дивана.
Это не вам!… Внимание, старт… Вместе трогаемся… Первая остановка – прихожая. Тра-ля-ля-ля ля-ле-ре!… (Напевая, направляется к прихожей. Лаура за ширмой двигается вместе с ним.)
Мадам Карлье (встает и подходит к ширме) . Ничего не понимаю в ваших передвижениях.
Блэз (останавливается и устанавливает ширму вокруг Лауры). У нас, художников, свои маленькие странности!
Открывается дверь спальни.
Карлье. Можно вас на минуточку?
Блэз (бросается и захлопывает дверь). Нет!
Лаура шевелит ширму, которую мадам Карлье разглядывает через лорнет.
(Берет мадам Карлье за руку и усаживает на диван.) Мне пришла в голову еще одна мысль! Поразительно, сколько мыслей мне сегодня пришло в голову! Умоляю вас, потерпите одну минуточку, не двигайтесь. Сейчас все образуется! Только не двигаться! (Приоткрывает дверь библиотеки.) Здесь тоже не двигаться! (Выкатывает из шкафа кресло с Арианой и катит его к спальне. Проезжая мимо ширмы, заглядывает в нее и говорит.) Здесь тоже не двигаться! (К мадам Карлье.) Взгляд прямо перед собой!
Блэз и Ариана исчезают в спальне.
Мари (влетает в ужасном возбуждении). Не может быть! (Прыгает на колени на диван рядом с мадам Карлье, удивление которой уже переходит все пределы.) Вы считать умеете? Вот вам бумага и карандаш, пишите условие задачи! (Вкладывает бумагу и карандаш в руки мадам Карлье.) Один господин покупает пятьдесят тысяч щеток по триста франков за штуку, а продает по пятьсот. Сколько он зарабатывает?
Мадам Карлье слишком поражена, чтобы отвечать.
Вы рассуждаете таким образом: из проданной цены пятьсот франков вычесть покупную цену триста франков, получается прибыль двести франков. Правильно? (Забирает у мадам Карлье карандаш и бумагу.) Итак, двести франков мы умножаем на пятьдесят тысяч щеток. Так?… Пятьдесят тысяч, умноженные сначала на два, будет сто тысяч, плюс два нуля… итого будет один, два, три, четыре, пять, шесть, семь нулей? Правильно? Семь нулей это десять миллионов! Ура! У нас будет десять миллионов! (Прыгает на диване и целует мадам Карлье.)
Блэз выкатывает из спальни кресло Арианы. Сидящий в нем человек закрыт простыней, но простыня цепляется за дверь, и когда Блэз откатывает коляску, в ней оказывается Карлье.
Мадам Карлье. Клебер!
Карлье. Сабина!
Блэз в ужасе от того, что Карлье раскрыт; он бросается за простыней, но опрокидывает ширму, открывающую Лауру в купальнике.
Лаура (вопит). Мамочка!
Мадам Карлье. Лаура!
Лаура. Папочка!
Карлье. Дочь моя!
Блэз. Постойте, у меня еще не все! (Бросается в библиотеку и выводит оттуда Женевьеву.) Вот теперь, я думаю, все! (Заглядывает под диван.)
Пепита (появляясь). Que es lo que passa? [51]
Блэз. Оказывается, еще полно народу!
Женевьева и Пепита (увидев друг друга). О!
Они угрожающе направляются навстречу друг другу; их разделяет только кресло, в котором сидит Карлье.
Пепита (с размаху бьет Карлье). Kl?ber! Es ella! [52]
Женевьева (с размаху бьет Карлье). Клебер! Кто она?
Пепита (то же). Kleber! Quiero matarla! [53]
Женевьева (то же). Клебер! Объясни мне!
Пепита (то же). Buja! [54]
Женевьева (то же). Распутница!
Лаура подняла ширму, и мадам Карлье за ней отчитывает дочь. В общем шуме их слов нельзя разобрать.
Мари (вбегает, держа в каждой руке по две щетки). Блэз! Блэз!
Все замолкают.
Нам привезли пятьдесят тысяч щеток, куда их?
Карлье (бросается и забирает у нее щетки). Мои щетки!
Мари бежит в прихожую за новыми щетками.
(Считает щетки.) Две! Четыре! (Передает щетки Лауре.)
Лаура в свою очередь передает их стоящей рядом матери, та –  Блэзу, Блэз –  Женевьеве, Женевьева –  Лепите. Мари продолжает приносить щетки.
(Продолжает их считать под веселую, убыстряющуюся музыку.) Шесть… восемь… десять… двенадцать… четырнадцать…
Ариана (выскакивает как фурия, хромая на загипсованной ноге). Дикари! Что вы устроили в моей квартире?!
Занавес