Яндекс.Метрика

Английская эпиграмма

БРАКИ ЗАКЛЮЧАЮТСЯ НА НЕБЕСАХ [72] Сильвия спросила: «Как же так? Если небо освящает брак, Почему в раю, отец святой, Браков нет?» – «Да по причине той, Что в раю нет женщин, дочь моя, В чем тебе готов поклясться я». Рассмеялась Сильвия в ответ: «Женщины-то есть, попов там нет». Томас Сьюард [73] 1708–1790

СПОР ГОРОДОВ О РОДИНЕ ГОМЕРА [74] Семь спорят городов о дедушке Гомере: В них милостыню он просил у каждой двери! Сэмюел Джонсон [75] 1709–1784

НА ГЕОРГА II И ПОЭТА-ЛАУРЕАТА КОЛЛИ СИББЕРА [76] Августу бессмертье даровал Марон, Век Елизаветы Спенсером продлен, Подвиги Георга Сиббером воспеты. Каковы монархи, таковы поэты.

РЕПА И ОТЕЦ Тот, кто кричит на рынке: «Репа! Репа!», Но не кричит, когда умрет отец, – Ведет себя преступно и нелепо. Он с головы до пяток – продавец. Ему дороже репа, чем отец! Ричард Грейвс [77] 1715–1804

НАХОДЧИВЫЙ СОУТ [78] Узнав, что будет Соут знаменитый О нравственности проповедь читать, Сам Карл Второй явился с пышной свитой. Однако легкомысленная знать Речам благочестивым не внимала. Узрел священник, уязвлен немало, Что паства перед ним сидит дремля, И молвил Соут королевской свите: «Милорды, Лодердейла в бок толкните: Вельможный храп разбудит короля». Дэвид Гаррик [79] 1716–1799

НА АКТЕРА ДЖЕЙМСА КУИНА, [80]

заявившего, что Гаррик принес на сцену «новую религию» Джеймс проклинает все вероучения, Лишь к собственному полн благоговения. Торжественности он алтарь воздвиг. «А Гаррик, – говорит он, – еретик. Раскол грозит нам, губит он вселенную, Так встанем же за веру неизменную!» Уймись, непогрешимый человек! Твоим умишком мыслит старый век. То новое, что признает вся нация, Не ересь, не раскол, а реформация. Джон Уилкис [81] 1727–1797

ПРИМЕРНАЯ СОБАКА Крадется вор На графский двор, – Я очень громко лаю. Крадется друг через забор, – Я хвостиком виляю. Вот почему графиня, граф И друг их самый верный За мой для всех удобный нрав Зовут меня примерной. Оливер Голдсмит [82] 1728–1774

ЭПИТАФИЯ ПИСАТЕЛЮ ЭДУАРДУ ПАРДОНУ, СОЧИНЕННАЯ ЭКСПРОМТОМ [83] Издателей кляня, поденщик Нэд Гол как сокол оставил этот свет. Жизнь так его трепала, что навряд Когда-либо вернется он назад. Сэмюел Бишоп [84] 1731–1795

НА ЛИЛУ И ЕЕ ЖЕНИХОВ К богатой и красивой деве Лиле Посватались дурак и негодяй, Но дурака ее глаза пленили, А негодяю деньги подавай. Я, ничего о деве сей не зная, Одно могу сказать наверняка: Коль дура, то пойдет за негодяя, Коль негодяйка – то за дурака. Исаак Биккерстаф [85] 1735–1812

ЗАГАДОЧНАЯ ЖЕНЩИНА Моля о свиданье опять и опять, Не тронул я сердца прелестницы… Хоть женщинам свойственно чувства скрывать, К чему меня сбрасывать с лестницы? Джон Уолкот [86] 1738–1819

ДВА АКТЕРА [87] Небритый человек, неряшливо одетый, Актера Гаррика случайно встретил где-то И подошел к нему с протянутой рукой. – Здорово! – говорит. – Но кто же вы такой? Знакомым с вами быть я не имею чести… – Ах, братец, память у тебя плоха. На сцене столько раз мы выступали вместе: Ты – в роли Гамлета, я – в роли петуха! Джон Уолкот (?)

ПИСАТЕЛЮ ДЖОНУ О’КИФУ [88] О’Киф, говорят, Твой труд – плагиат, Чужих откровений вместилище. И все же навряд Твой труд – плагиат: Так скверно никто не творил еще. Уильям Лорт Мансель [89] 1753–1820

ОБ ОДНОЙ СУПРУЖЕСКОЙ ПАРЕ В Писании сказано: мужа с женой Считать полагается плотью одной. Но Дугласа с тощей его половиной Считают не плотью, а костью единой. Роберт Бернс [90] 1759–1796

МЫСЛЬ, РОЖДЕННАЯ В ТАВЕРНЕ «ГЛОБУС» Коль хочешь стать политиком, то впредь, Куда б тебя судьба ни заносила, Будь глух и слеп, а слушать и смотреть Предоставляй стоящим у кормила.

НАДПИСЬ НА МОГИЛЕ ЭСКВАЙРА, КОТОРЫЙ БЫЛ ПОД БАШМАКОМ У ЖЕНЫ Со дней Адама все напасти Проистекают от жены. Та, у кого ты был во власти, Была во власти сатаны.

ЭПИТАФИЯ САМОУБИЙЦЕ Себя, как плевел, вырвал тот, Кого посеял дьявол. Самоубийством от хлопот Он господа избавил.

ЭПИТАФИЯ БЕЗДУШНОМУ ДЕЛЬЦУ Здесь Джон покоится в тиши. Конечно, только тело… Но, говорят, оно души И прежде не имело!

ЭПИТАФИЯ ДЖЕЙМСУ ГРИВУ, БЫВШЕМУ ВЛАДЕЛЬЦУ ШОТЛАНДСКОГО ПОМЕСТЬЯ БОГХЕД Джеймс Грив Богхед надеялся всегда Прощенным быть в день Страшного суда. Но если он на небо взят, То пусть меня отправят в ад.

ЗНАКОМОМУ, КОТОРЫЙ ОТВЕРНУЛСЯ ПРИ ВСТРЕЧЕ С ПОЭТОМ Чего ты краснеешь, встречаясь со мной? Я знаю: ты глуп и рогат. Но в этих достоинствах кто-то иной, А вовсе не ты виноват!

ЭПИТАФИЯ УИЛЬЯМУ ГРЭХЕМУ, ЭСКВАЙРУ Склонясь у гробового входа, – О смерть! – воскликнула Природа, – Когда удастся мне опять Такого олуха создать!..